коллекция

ракурс

скрижаль

подшивка

клипы военной хроники

Предметы на продажу

Ключ к определению янтаря.

Катюша. Бокал и блюдце Ленинградского фарфорового завода к 50-летию Великой Победы.

Золотые часы МОСКВА. О чём молчат клейма.

Советское золото. Доверяй, но проверяй.

Череп и кости. Или «моментально в море».

Поисковый запрос не может содержать менее 4-х символов.


Воздушный бой Me-110

Автор: rvr

Дата: 2009-09-20

Воздушный бой асов Люфтваффе с участием Ме-110 и Не-111. Кадры немецкой хроники

"Он знал, что не сдастся в плен, и колебался только, когда застрелиться — попробовать сначала убить кого-нибудь из немцев, если они близко подойдут, или застрелиться заранее, чтобы не впасть в забытье и не оказаться в плену, не успев покончить с собой.
В его душе не было предсмертного ужаса, была лишь тоска, что он никогда не узнает, как все будет дальше. Да, война застала врасплох; да, не успели перевооружиться; да, и он, и многие другие сначала плохо командовали, растерялись. Но страшной мысли, что немцы и дальше будут бить нас так, как в первые дни, противилось все его солдатское существо, его вера в свою армию, в своих товарищей, наконец, в самого себя, все-таки прибавившего сегодня еще двух фашистов к двадцати девяти, сбитым в Испании и Монголии. Если б его не сбили сегодня, он бы им еще показал! И им еще покажут! Эта страстная вера жила в его разбитом теле, а рядом с ней неотвязной тенью стояла черная мысль: «А я уже никогда этого не увижу».
Говорят, человек перед смертью вспоминает всю свою жизнь.
Может быть, и так, но он вспоминал перед смертью только войну! Говорят, человек перед смертью думает сразу о многом. Может быть, и так, но он перед смертью думал только об одном — о войне. И когда он вдруг, в полузабытьи, услышал голоса и залитыми кровью глазами увидел приближавшиеся к нему три фигуры, он и тут не вспомнил ни о чем другом, кроме войны, и не подумал ничего другого, кроме того, что к нему подходят фашисты и он должен сначала стрелять, а потом застрелиться. Пистолет лежал на траве у него под рукой, он нащупал четырьми пальцами его шершавую рукоятку, а пятым — спусковой крючок. С трудом оторвав руку от земли, он, раз за разом нажимая на спуск, стал стрелять в расплывавшиеся в кровавом тумане серые фигуры. Сосчитав пять выстрелов и боясь обсчитаться, он дотянул руку с пистолетом до лица и выстрелил себе в ухо."(К. Симонов "Живые и мертвые")

Просмотров: 6949

Комментарии к этой статье:

Комментарий добавил(а): Алексус
Дата: 2015-12-07

Отрывок потрясный! Но причём здесь этот липовый пропагандистский фильмец фашистов??? Или наоборот...

Комментарий добавил(а): кмк
Дата: 2016-03-11

Война в реальности глазами немецких операторов под марш Германии 3-го Рейха... На другой стороне огня, куда бомбили, в кого стреляли эти реальные немецкие солдаты может быть было то, что видел советский военный корреспондент Константин Симонов и описал в романе "Живые и мертвые". Чтобы понять, какую силу переломили наши деды, нельзя забывать, какой был враг на самом деле.

Добавить ваш комментарий:

Введите сумму чисел

2009-2016 historymania.info
коллекционирование
Исторические ревю