скрижаль

подшивка

Предметы на продажу

Ключ к определению янтаря.

Катюша. Бокал и блюдце Ленинградского фарфорового завода к 50-летию Великой Победы.

Золотые часы МОСКВА. О чём молчат клейма.

Советское золото. Доверяй, но проверяй.

Череп и кости. Или «моментально в море».

Поисковый запрос не может содержать менее 4-х символов.


Личность в истории. Григорий Александрович Потёмкин

Автор: rev

Дата: 2014-06-23

Именная медаль «В честь Григория Потемкина. Присоединение Крыма и Тамани»

Именная медаль «В честь Григория Потемкина. Присоединение Крыма и Тамани»

СПб монетный двор XIX век. Копия В. Безродного (лицевая), И. Вехтер (оборотная). Медь. Диаметр 92 мм. На лицевой стороне грудное изображение князя в парике и мантии поверх чешуйчатого панциря, внизу «К.В. БЕЗРОДНОЙ», по кругу « КНЯЗЬ ГРИГОРЇЙ АЛЕКСАНДРОВИЧЬ ПОТЕМКИНЪ ТАВРИЧЕСКОИ, ГЕНЕРАЛЪ ФЕЛЬДМАРШАЛЪ».

Па оборотной стороне географическая карта Крыма и Таманского залива с названиями морей, заливов и городов, вверху в картуше «КРОТОСТЇЮ СМИРЕНЪ ПРОТИВНИКЪ», справа над обрезом «W.F.» (Вехтер исполнил), в обрезе «ПРИСОЕДИНЕНИЕ КЪ РОССЇИ-КРЫМА И ТАМАНА-ВЪ 1783. ГОДУ.».

Именная медаль «В честь Григория Потемкина. Учреждение Екатеринославского наместничества и Таврической области»

Именная медаль «В честь Григория Потемкина. Учреждение Екатеринославского наместничества и Таврической области»

СПб монетный двор XIX век. Копия В. Безродного (лицевая), П. Бобровщиков (оборотная). Бронза. Диаметр 92,5 мм.

На лицевой стороне грудное изображение князя в парике и мантии поверх чешуйчатого панциря, внизу «К.В.БЕЗРОДНОЙ», по кругу « КНЯЗЬ ГРИГОРЇИ АЛЕКСАНДРОВИЧЬ ПОТЕМКИНЪ ТАВРИЧЕСКОИ, ГЕНЕРАЛЪ ФЕЛЬДМАРШАЛЪ».

На оборотной стороне географическая карта Екатеринославского наместничества и области, примыкающих к Черному и Азовскому морям с названиями заливов и городов, вверху в картуше «СТЕПИ НАСЕЛИЛЪ УСТРОИЛЪ.», слева над обрезом «Б.» (Бобровщиков). в обрезе «УСТРОЕНЇЕ НАМЬСТНИЧЕС-ТВА ЕКАТЕРИНОСЛАВСКАГО-И ОБЛАСТИ ТАВРИ-ЧЕСКОИ». (ять)

Высочайшим указом от 2 февраля 1784 года была учреждена Таврическая область под управлением, назначенного Президентом Военной коллегии, князя Г.А. Потемкина.

В феврале 1783 года крымский хан отрекся от престола, 28 марта был обнародован манифест Екатерины II «О принятии полуострова Крымского, острова Тамана и всей Кубанской стороны под Российскую державу», а в июне князь Потемкин принял присягу крымской знати на верность России. Крымское ханство перестало существовать. В декабре 1783 года Турция признала присоединение Крыма к России. В честь заслуг Г. Потемкина Карл Леберехт (лицевая сторона) и Иоганн Вехтер (оборотная) выполнили именную медаль, которую позже копировали многие медальеры в том числе работавший с 1807 года на СПб монетном дворе Василий Адрианович Безродный (1783-1820).

Медаль в честь путешествия Екатерины II в Крым

Медаль в честь путешествия Екатерины II в Крым

СПб монетный двор. Авторы Т. Иванов (лицевая) и И. Гасс (оборотная без подписи). Серебро. Диаметр 66 мм.

На лицевой стороне портрет императрицы вправо в короне, лавровом венке, чешуйчатом панцире с орденской лентой, по кругу «Б.М.ЕКАТЕРИНА.II.ЇМПЕРАТ.ИСАМОДЕРЖ.ВСЕРОССЇИС.», внизу «ВЫР. 1787 Г.- ТИМООЕЙ. ЇВАНОВЪ.». (фита)

На оборотной пунктирной линией указан маршрут путешествия до Перекопа и обратно, вверху в картуше «ПУТЬ НА ПОЛЬЗУ», в обрезе «ВЪ 25 ЛЬТО ЦАРСТВОВАНЇЯ-1787 ГОДУ.».

Именная медаль «На взятие Очакова и крепости Березана» в честь светлейшего князя Потёмкина-Таврического

Именная медаль «На взятие Очакова и крепости Березана» в честь светлейшего князя Потёмкина-Таврического

СПб монетный двор. Автор К. Леберехт (лицевая сторона), Ф. Гасс (оборотная). Диаметр 92 мм. На лицевой стороне грудное изображение князя в парике и мантии поверх чешуйчатого панциря, внизу «CARL LEBERECHT.F» (Карл Леберехт исполнил), по кругу « КНЯЗЬ ГРИГОРЇЙ АЛЕКСАНДРОВИЧЬ ПОТЕМКИНЪ ТАВРИЧЕСКОИ, ГЕНЕРАЛЪ ФЕЛЬДМАРШАЛЪ».

На оборотной стороне изображен стратегический план Очакова и окрестностей с позициями Российских войск и флота, вверху в картуше «УСЕРДЇЕМ И ХРАБРОСТЇЮ.», справа над обрезом «G» (Гасс), в обрезе «ВЗЯТЇЕ ОЧАКОВА. КРЕПОСТИ БЕРЕ-ЗАНСКОЙ И ПОБЬДЫ НА ЛИМАНЕ-ВЪ 1788 ГОДУ». (ять)

В декабре 1788 года во время Русско-турецкой войны 1787-1792 годов, Григорий Потемкин за взятие Очакова был награждён орденом Св. Георгия I-й степени, за победы на Лимане и взятие крепости на острове Березань - осыпанной бриллиантами шпагой, также за эти победы он получил именную золотую медаль. Оборотную сторону медали резал Филипп Вильгельм Гасс (1769-1854), бывший в ту пору учеником на СПб монетном дворе.

Курляндский обер-гофмаршал, барон Эвальд фон Клопман в честь взятия Очакова преподнес светлейшему князю медаль, выполненную Яном Абрахамом
Курляндский обер-гофмаршал, барон Эвальд фон Клопман в честь взятия Очакова преподнес светлейшему князю медаль, выполненную Яном Абрахамом

Берлинский королевский монетный двор. Автор Я. Абрахам. Серебро. Диаметр 43 мм. На лицевой стороне портрет Потемкина в плаще вправо, внизу «I.А.», по кругу «PRINCEPS POTEMKIN TAWRITSCHESKOI».

На оборотной изображение крепости Очаков, на главной башне которой флаг с вензелем Екатерины II, вверху по кругу "HOC DUCE NIL ARDUUM (Сему вождю ничто не трудно), в обрезе «OTSCHAKOVIA-EXPUGNATA» (Завоеванный Очаков).

Источник

Григорий Александрович Потёмкин (1739-1791 гг.)

М.Н. Чернова

Григорий Потёмкин родился в 1739 г. в селе Чижово, близ Смоленска, в семье мелкопоместного дворянина. Род Потёмкиных не был известным, и выдающимися предками Григорий похвастаться не мог. Его отец — Александр Васильевич, подполковник в отставке — отличался вспыльчивым нравом и скандальной личной жизнью. Будучи женатым, он представился вдовцом понравившейся ему молодой вдове Дарье Кондыревой-Скуратовой и женился второй раз. Дети, родившиеся в этом союзе (пять дочерей и один сын — Григорий), не могли считаться законнорожденными. И, сжалившись и уступив мольбам Дарьи Васильевны, первая бездетная жена Александра Васильевича Потёмкина приняла монашеский постриг. После смерти отца Григорий был отправлен в Москву и воспитывался в семье родственников по отцовской линии. Систематическое образование Потёмкин получал в Московском университете. В числе лучших учеников он был в 1756 г. представлен куратору университета, влиятельному вельможе И.И. Шувалову, а затем, вероятно, и императрице Елизавете Петровне. Годы учебы в университете не прошли даром: Григорий овладел пятью иностранными языками (немецким, французским, латынью, древнегреческим, польским), а также старославянским, имел глубокие знания богословских дисциплин. Но в 1760 г. он был исключен из университета, не окончив его. Официальной версией причин исключения была «лень и нехождение в классы». Товарищи же утверждали, что Григория исключили за колкий стихотворный памфлет на немецкую профессуру. Пробелы в образовании Потёмкину пришлось компенсировать самостоятельно. Обладая феноменальной памятью, многие сведения он черпал из бесед. Его личная библиотека насчитывала более двух тысяч томов и ежегодно пополнялась, а владелец ее блестяще разбирался в тогдашней европейской литературе и философии. О его способности к скорочтению и запоминанию ходили легенды. По одной из них Григорий Потёмкин еще в годы учебы в университете мечтал приобрести знаменитую тогда «Естественную историю» Ж. Бюффона, но необходимых для покупки денег не имел. Тогда товарищи в складчину приобрели это издание и лреподнесли ему в подарок на именины. Потёмкин пролистал книгу и отложил в сторону, что сильно огорчило гостей. На это он ответил, что подаренную книгу уже прочитал. Тогда приятели стали открывать различные страницы, читать любую строку, а Григорий продолжал, тем самым подтвердив правдивость своих слов.

После отчисления из университета Потёмкин отправился в гвардию. Его высокий рост, физическая сила, хорошая кавалерийская подготовка сослужили ему добрую службу. Он становится ординарцем дяди Петра III. От одного из сослуживцев Григорию становится известно о подготовке очередного дворцового переворота. Вскоре Потёмкин знакомится с заговорщиками и примыкает к ним. Его задачей было обеспечение принесения присяги Екатерине нижними чинами. Эта роль в перевороте вряд ли могла вывести Потёмкина на передний план, если бы не вмешался случай (позднее этот исторический анекдот Екатерина II и Г. А. Потёмкин любили рассказывать в веселых компаниях).

28 июня 1762 г. во время присяги из-за спешки, в которой происходили события, у Екатерины, переодетой в Преображенский мундир, не оказалось на рукоятке шпаги темляка. Тотчас из строя выехал вперед молодой статный офицер и, спасая Екатерину от конфуза, протянул ей свой темляк*. Пока темляк перевязывали, лошади заигрались, и, когда Потёмкин тронул поводья, чтобы вернуться в строй, заупрямившийся конь не двинулся с места. Пришлось Екатерине и Потёмкину ехать вместе.

*Темляк - кожаный ремень (или тесьма) в форме петли с кистью на конце, носимый на рукоятке сабли, шашки или палаша. В бою надевался на запястье и служил для надежного удержания холодного оружия.

Ум, начитанность и хорошие манеры Потёмкина уже тогда привлекли внимание Екатерины. Она его запомнила. И после воцарения неоднократно в числе прочих участников переворота награждала. Но вскоре судьба надолго перечеркнула сделанный Потёмкиным шаг в его приближении к императрице. В 1763 г. Потёмкин заболел горячкой. Свое лечение он доверил известному знахарю, который накладывал больному примочки. От их применения Григорий лишился глаза. От полученного увечья молодой красавец был в отчаянии, заперся дома, перестал бывать на людях и даже помышлял постричься в монахи. Со временем, впрочем, выяснилось, что глаз остался цел, просто стал безжизненным. Что же касается впечатляющей наружности с орлиным профилем, светло-русыми волосами, голубыми глазами, то она вовсе не была испорчена, напротив, даже появился какой-то романтический налет, что приковывало к нему восхищенные женские взгляды. Придворные же недоброжелатели тут же дали ему прозвище «Кривой».

В эти годы карьера Потёмкина двигается с обычной скоростью. Он сидит в Синоде в качестве помощника обер-прокурора, принимает участие в Комиссии по составлению Уложения. В 1768 г. он производится в камергеры. Но честолюбивые замыслы и желание добиться большего заставляют его проситься добровольцем в действующую армию в начавшейся русско-турецкой войне (1768—1774 гг.). Его храбрость и личное мужество в боях снискали уважение и любовь солдат, которые за своим командиром были готовы идти в огонь и воду. П.А. Румянцев, в армии которого служил Потёмкин, восторженно о нем отзывался и неизменно хвалил. Главнокомандующий, отправляя Потёмкина в отпуск, даже снабдил его рекомендательным письмом к Екатерине. С этого момента Потёмкину было дано разрешение писать императрице. Екатерина, разглядев в нем талантливого и умного человека, начинает ему покровительствовать. Он получает звание генерал-поручика. Свое романтическое отношение к императрице Григорий не скрывал, и вскоре Екатерина ответила взаимностью. В свете заговорили о новом фаворите императрицы. Ему шел в то время 35-й год, его возлюбленная была на 10 лет старше.

Почти одновременно Потёмкин становится генерал-адъютантом, подполковником лейб-гвардии Преображенского полка; помощником председателя Военной коллегии, членом Совета при императрице. Безусловно, возвышая Потёмкина, Екатерина руководствовалась не только своими чувствами к этому привлекательному мужчине. В условиях, когда продолжалась русско-турецкая война, угрожала военными действиями Швеция, разгоралось Пугачевское восстание, ей нужен был преданный соратник, надёжный сподвижник, который взвалил бы на себя часть нелегкого бремени государственных и военных забот. И Потёмкин оправдывал эти надежды. Ни одно более или менее серьезное государственное дело уже не проходило мимо него. Он стал автором многих крупных политических проектов, осуществленных во второй половине екатерининского царствования. Именно это широкое и многогранное участие Потёмкина в государственном управлении отличало его от большинства фаворитов, так называемых «баловней счастья». Иностранные послы считали Потёмкина самым влиятельным лицом в России. Даже перестав быть фаворитом, он до конца своих дней оставался сподвижником императрицы, одним из «екатерининских орлов».

Григорий ПотёмкинВ 1776 г. Потёмкин назначается генерал-губернатором Новороссийской, Азовской и Астраханской губерний. Освоение и возрождение Северного Причерноморья оказалось связанным в первую очередь с его именем. После присоединения Крыма к России в 1783 г. он получает титул светлейшего князя Таврического.

В период губернаторства Потёмкина в Причерноморском крае его освоение шло быстрыми темпами — не жалели средств, не щадили людей.

Приглашение колонистов, строительство корабельных верфей, закладка городов, строительство флота, разведение садов и виноградников, поощрение шелководства, учреждение школ — все это свидетельствовало о возрастании военно-политического и социально-экономического значения края. И в этом ярко проявились административные способности Потёмкина.

Авторитет Потемкина еще более возрос в результате поездки Екатерины в Крым. Официальной целью путешествия было показать императрице природные богатства, но подлинный замысел Потемкина был иным.

Для Потемкина это путешествие должно было стать не увлекательной и интересной прогулкой, а прежде всего — политической акцией, призванной продемонстрировать европейским правителям достижения России на юге. На организацию и проведение путешествия казна выделила 15 млн. руб. В императорской свите, которая отправилась в путь в начале 1787 г., находились австрийский, французский и английский послы, а также польский король Станислав-Август и австрийский император Иосиф II.

К приезду императрицы тщательно готовились: улучшили состояние дорог, расчистили навозные кучи, приодели крестьян, придали дворам более ухоженный вид*.

* Существует мнение, что представленная Потемкиным благополучная картина русской жизни по пути следования императрицы не соответствовала реальной действительности, а явила собой мистификацию, осуществленную честолюбивым и находчивым князем. В конце XVIII в. с подачи ненавистников Потемкина даже появилось выражение «потёмкинские деревни», со временем ставшее нарицательным — как символ показного благополучия.

В соответствии с задумкой Потемкина во время путешествия императрицы состоялась официальная закладка города славы Екатерины — Екатеринослава (название города Днепропетровск до 1926 г.). К этому времени уже превращался в крупный, торговый порт основанный девятью годами раньше Херсон. Внушительный вид крепости, корабельных верфей и арсенала с пушками, триумфальная арка при въезде в город с надписью на греческом языке «Дорога в Византию» — все эти красноречивые сооружения доставляли Екатерине огромное удовольствие, а австрийскому императору Иосифу II - участнику путешествия — несказанные огорчения. В Херсоне состоялся спуск на воду построенных кораблей и закладка новых. По шипевшему и дымившемуся салу на воду сошли линейный корабль «Владимир», а вслед за ним еще два фрегата — «Иосиф II» и «Александр». Мастерам-корабелам довольная Екатерина лично поднесла серебряные подносы, на которых горками лежали деньги. Покинув Херсон, Екатерина посетила Бахчисарай, а на следующий день — Севастополь — детище и гордость Потёмкина. Основанный в 2000 верстах от Петербурга в недавно приобретенном крае, отстроенный и заселенный город-порт поражал воображение современников. Для гостей была устроена демонстрация флота с выходом кораблей в море. Построенный и полностью снаряженный всего лишь за два года грозный флот выстроился в боевом порядке и салютовал Екатерине II. Линейные корабли, фрегаты и бомбардирские суда вели прицельную стрельбу по специально подготовленным макетам крепостей и метко поражали цели. В специально сшитой для нее адмиральской форме императрица побывала на флагманском корабле, где выразила офицерам флота свое восхищение и восторг. Деятельностью Потемкина в Северном Причерноморье Екатерина осталась довольна и вскоре отправилась в обратный путь. 7 июня путешественники прибыли в Полтаву. И в этом городе Потемкину удалось еще раз поразить воображение государыни: Екатерина стала свидетельницей крупных маневров русских войск, изображавших знаменитую петровскую баталию 27 июня 1709 г. Общее руководство маневрами, в которых было задействовано 70 батальонов, осуществлял Г.А. Потемкин. Это величественное масштабное зрелище наполнило душу Екатерины гордостью и стало удачным итогом путешествия.

Проделанный Екатериной и ее свитой маршрут еще раз наглядно продемонстрировал организаторский талант и деятельный характер Потемкина, стал моментом высшего торжества Григория Александровича. Именно благодаря ему в Новороссии и в Крыму были заложены основы садоводства и виноградарства, увеличены посевные площади. В этот период возникли около десятка городов, в числе которых наряду с упомянутыми Херсоном и Севастополем — Одесса, Ростов-на-Дону, а также Николаев, которому Потемкин отводил роль главной Черноморской верфи. Появление этих городов было связано с созданием Черноморского флота, руководителем строительства которого и главнокомандующим Потемкин в 1785 г. был назначен. Сталкиваясь ежедневно с многочисленными трудностями (нехватка профессионально подготовленный мастеров и рабочих рук на судоверфях, денег на корабельный лес и строительство кораблей и т.д.), Потемкин не только изыскивал возможности их преодолевать, но и пытался создавать суда, не имевшие аналогов в других флотах. Наблюдательность Потемкина подсказывала, что нужно строить линейные фрегаты и 80-пушечные корабли с двумя палубами, и он доказывал необходимость внедрения этих новшеств. Морские сражения второй русско-турецкой войны подтвердили правильность его замыслов. Именно превосходство русских судов по калибру пушек дало возможность Ф.Ф. Ушакову использовать новые приемы морского боя.

По окончании путешествия в Крым императрица приказала Сенату подготовить грамоту с перечислением заслуг Потемкина. Екатерина присвоила ему титул князя Таврического, а в честь путешествия была выбита медаль со знаменательной надписью: «ПУТЬ НА ПОЛЬЗУ». Недоброжелатели князя были вынуждены притихнуть и отказаться от нападок на него.

Как губернатор пограничных с Турцией губерний, как председатель Военной коллегии и как главнокомандующий Черноморского флота Потемкин не остался в стороне от проблемы обретения Россией естественной границы по Черному морю. Было очевидным, что отсутствие свободного выхода и плавания по морю сдерживало экономическое развитие не только Новороссии, но и всей России. Страдал от этого и международный авторитет страны.

С 1784 г. Потемкин начал реализовывать кораблестроительную программу, призванную усилить роль русского флота в Черном море. Одновременно шла структурная перестройка армии, в которой в соответствии с требованиями военной стратегии делался упор на кавалерию. В силу этих обстоятельств столкновение с Турцией было крайне нежелательным, и Потёмкин, проявляя осторожность в международных делах, пытался его оттянуть. Тем более что союзник России — Австрия была занята подавлением национальных движений в своей империи и склонна была затягивать выполнение обязательств. В этих неблагоприятных для России условиях в 1787 г. началась война с Турцией.

Назначенный главнокомандующим Екатеринославской армии, Потёмкин столкнулся с недостатком рекрутов, трудностями с подходом войск, расположенных в 15 днях пути от границы, доставки провианта и т.д. В начале сентября 1787 г. Севастопольская эскадра погибла в сильном шторме, а именно ей Потёмкин отводил особое место в плане военной компании. Просьбу Потёмкина заменить его по причине болезни Румянцевым Екатерина не удовлетворила. В отчаянии Потёмкин написал письмо Румянцеву, в котором поделился своим паническим настроением. Письмо без ведома Румянцева было скопировано и предано гласности, что вызвало осуждение Потёмкина придворными кругами, тем более что многие недоброжелатели предвзято оценивали полководческие возможности и считали его назначение ошибкой.

Под руководством Потёмкина была проведена операция по взятию главной турецкой крепости на Черном море — Очакова. Длительная осада крепости (с осени 1787 г. по декабрь 1788 г.) вызывала раздражение в обществе, упрекавшего Потёмкина в полководческой бездарности, невежестве в военном деле и пренебрежении нуждами солдат. Между тем это время Потёмкин использовал для подготовки армии к штурму и обучению новобранцев. Ранняя и жестокая зима усугубляла трудности осады. По распоряжению Потёмкина утеплялись солдатские палатки, обязательно готовилась горячая пища, облегчалась караульная служба. Потёмкин выступал против изнурения солдат муштрой, наказывал офицеров за побои солдат. Он отдал под лазарет помещение своей ставки, а сам жил в кибитке. Лишь когда появилась уверенность в готовности войск, 6 декабря 1788 г. начался штурм Очакова. Благодаря предварительной подготовке войск крепость была взята менее чем за час, при этом потери русских солдат составили 2,5 тыс. человек против 9,5 тыс. с турецкой стороны.

Екатерина II по случаю взятия крепости вручила Г. А. Потёмкину фельдмаршальский жезл и орден Святого Георгия I степени. Наперекор мнению антипотёмкинской придворной группировки императрица распорядилась объединить под его руководством Екатеринославскую и Украинскую армии.

В следующем году турецкие войска были разбиты под Каушанами и Аккерманом, сдались Бендеры. Главное внимание Потёмкина было сосредоточено на подготовке штурма неприступной турецкой крепости Измаил. Осуществление штурма Измаила Потёмкин поручил А.В. Суворову, открыв перед ним, таким образом, возможность проявить полководческий талант, а затем хлопотал перед императрицей о его награждении. Благодаря этой настойчивости Суворову впоследствии был пожалован графский титул, Андреевские знаки и орден Георгия 1-й степени. Представил Потёмкин императрице и Ф.Ф. Ушакова, в будущем знаменитого военачальника XVIII в.

После блестяще проведенного штурма Измаила Потёмкин отбыл в Петербург, поскольку обнаружились серьезные расхождения с императрицей в оценке сложившейся ситуации. Екатерина считала, что военные победы России вынудят Турцию в скором времени подписать мир на русских условиях. Иного мнения придерживался Потёмкин, будучи уверенным, что Англия и Пруссия подписания такого мира постараются не допустить. И Потёмкин был прав. Когда эти две страны стали угрожать России войной, Потёмкин убеждал Екатерину согласиться на уступки, так как Россия, уставшая от войны, не сможет достойно противостоять таким сильным противникам.

После пяти месяцев пребывания в Петербурге Потёмкин отбыл к армии. На переговорах с Турцией он выдвинул более жесткие условия мира, согласованные им с Екатериной. Но поставить свою подпись он не успел. От изнурительной болезни — застарелой желчной лихорадки — он скончался в степи, по дороге из Ясс в Николаев 5 октября 1791 г. Тело князя было привезено в Яссы, откуда доставлено в Херсон, где поставлено в подпольный склеп церкви Св. Екатерины.

29 декабря 1791 года, то есть через два с половиной месяца после кончины Потёмкина, был заключён мир с турками. Русскую сторону представлял Безбородко. Был подтверждён Кучук-Кайнарджийский мир, признано присоединение Крыма, Россия приобрела территорию между Бугом и Днестром. И напоследок: на этой земле был построен неподражаемый город Одесса.

У Потёмкина в пору расцвета его власти и могущества был самый сложный, длинный и значительный титул. Он звучал так: «Светлейший князь Григорий Александрович Потёмкин-Таврический, российский генерал-фельдмаршал, командующий всею конницею, регулярною и нерегулярною, флотами Черноморским и многими другими сухопутными и морскими силами; Государственной военной коллегии президент, ея императорского величества генерал-адъютант; Екатеринославский и Таврический генерал-губернатор; Кавалергардского корпуса и Екатеринославского полка шеф, лейб-гвардии Преображенского полка подполковник; действительный камергер; войск генерал-инспектор; Мастеровой и Оружейной палат Верховный начальник; разных иноверцев, в России обитающих, по Комиссии новосочиненного уложения опекун; Российского святого Апостола Андрея Первозванного, святого Александра Невского, военного Великомученика Георгия и святого равноапольстольного князя Владимира больших крестов, Прусского Черного орла, Датского Слона, Шведского Серафима, Польских Белого орла и Святого Станислава, Великокняжеского Голстинского Святой Анны орденов кавалер...».

Потемкин в глазах многих современников был баловнем судьбы, ему завидовали, а потому ненавидели. Его не обошли стороной обвинения в расточительстве, поскольку получаемые им средства на флот, армию, губернии были очень значительными. Однако произведенные после его смерти ревизии не обнаружили злоупотреблений. Ни в силу характера, ни в силу материального достатка у Потемкина не было необходимости заниматься казнокрадством (для екатерининской эпохи весьма характерным явлением). Екатерина постоянно награждала его не только орденами и драгоценностями, но и крупными денежными суммами. Богатство Потёмкина вызывало интерес в придворных кругах и постоянно обсуждалось. А так как в XVIII в. личное богатство было мерилом всего, то его принято было демонстрировать. Потёмкин тратил деньги на содержание домов, на устройство праздников. Его костюмы отличались роскошеством. За пышность костюма Екатерина называла его «perruche» (попугайчик). Григорий Александрович материально обеспечил своих племянниц, бывших фрейлинами при дворе. Бывало, что, одержимый идеей осуществить какую-то задумку, Потёмкин тратил огромные личные суммы на государственные нужды. Так, например, когда при строительстве Черноморского флота не хватало денег на корабельный лес, он бесплатно заготавливал его в своих имениях.

Для Потёмкина государственное служение было всегда выше личных интересов. Будучи всего несколько лет фаворитом императрицы, он до конца жизни оставался ее соратником. Отношения его с Екатериной неизменно были дружественными и деловыми. Григорий Александрович никогда не позволял себе заходить на людях за черту верноподданного, в чем, видимо, и заключался секрет его личных отношений как соправителя. Однако никакого низкопоклонства князь не допускал, говоря про себя, что лесть и фальшь презирает всегда. Нести государственную службу Потёмкин считал своим личным долгом перед Отечеством и императрицей. Даже тяжелая изнурительная болезнь с ее мучительными приступами не была для него поводом отойти от дел.

Григорий Александрович обладал недюжинной силой и утонченными манерами не блистал. Развеселившись, он становился неуклюжим, отчего страдали мебель и посуда. Но состояние веселости могло у него быстро проходить, и тогда Потёмкин становился замкнутым и непривлекательным. В эти минуты его угрюмый вид производил отталкивающее впечатление.

Окруженный многочисленными недоброжелателями, постоянно злословившими по любому поводу, Потемкин не отличался злопамятностью, не был мстительным и за своих недоброжелателей часто просил.

В отличие от других екатерининских фаворитов он так никогда не женился. Бытует мнение, что Екатерина II и Григорий Потёмкин были связаны тайным браком, о котором современники не знали, а немногие осведомленные хранили молчание. Считают также, что от этой любви родилась дочь - Елизавета Григорьевна Тёмкина, которую воспитывали родственники Григория Александровича. Её портрет работы Боровиковского имеется в коллекции Третьяковской галереи.

Смерть Потёмкина стала страшным ударом для Екатерины; еще долгое время она не могла вспоминать и говорить о нём без слез.

При Павле I память Потёмкина подверглась опале. Ненависть к своей умершей матери Павел распространил и на её фаворита. Имя Потёмкина было надолго предано забвению. Захоронение князя в Херсоне, грамота с перечислением его заслуг были уничтожены; его личность стала предметом насмешек и карикатур, а деятельность этого влиятельного человека оценивалась исключительно негативно.

СОВРЕМЕННИКИ, ПОТОМКИ И ИСТОРИКИ О Г.А. ПОТЁМКИНЕ

Се ты, отважнейший из смертных,
Парящий замыслами ум,
Не шел ты средь путей известных:
Но проложил их сам, и шум
Оставил по себе в потомки,
Се ты, о чудный вождь Потемкин!
Г. Р. Державин русский поэт (XVIII в.)

...он рожден с качествами, кои Отечеству могут пользу приносить. П. А. Румянцев, из письма Екатерине II, 1770 г.

...Считать Потемкина за «баловня счастья» нельзя и по его военно-организаторскому гению, и по его деятельности в звании фельдмаршала. Д. Ф. Масловский, русский военный историк

Я вижу здесь предводителя армии, который кажется ленив, но в беспрестанной работе, которому колени служат письменным столом, а пальцы гребнем; он все лежит, но не спит ни днем, ни ночью... Он тревожится перед опасностью и беззаботен, когда она наступает, он скучает во время увеселений, несчастлив от избытка счастья, пресыщен всем, скоро разочаровывается, мрачен и непостоянен, это важный философ, это ловкий министр, это десятилетнее дитя... Одной рукой он манит к себе женщин, которые ему нравятся, другою творит крестное знамение. Ш. Ж. де Линь, бельгийский принц (впечатления во время осады Очакова), в 1780 г. де Линь выполнял дипломатические поручения Иосифа II в России

Вы отнюдь не маленькое частное лицо, которое живет и делает, что хочет, Вы принадлежите мне, Вы должны и я Вам приказываю беречь Ваше здоровье. Я должна это сделать, потому что благо защищать и слава империи вверены Вашим попечениям и что необходимо быть здоровым телом и душою, чтобы исполнить то, что Вы имеете на руках. Екатерина II, в письме Г. А. Потемкину, 1787 г.

...на протяжении полутора десятков лет — с середины 1770-х годов до своей смерти в 1791 г. — Потемкин являлся ключевой фигурой екатерининского царствования. В немалой степени благодаря светлейшему оно стало таким блестящим и победоносным.

...Григорий Александрович Потемкин вошел в русскую историю не как чудак без панталон, а как ее имперский деятель исполинского масштаба, не уступающий в этом самому Петру Великому. Он же

Никогда еще ни при дворе, ни на поприще гражданском или военном не бывало царедворца более великого и дикого, министра более предприимчивого и менее трудолюбивого, полководца более храброго и вместе с тем нерешительного. Он представляет собою самую своеобразную личность, потому что в нем непостижимо смешаны были величие и мелочность, лень и деятельность, храбрость и робость, честолюбие и беззащитность. Везде этот человек был бы замечателен своей самобытностью... Этого человека можно сделать богатым и сильным, но нельзя было сделать счастливым... То, чем он обладал, ему надоело, чего он достичь не мог, — возбуждало его желание. Л.Ф. де Сегюр, граф, в 1785-1789 гг. представитель Франции в России

Это самый необыкновенный человек, которого я когда-либо встречал. С виду ленивый, он неутомимо трудится. Каждый пушечный выстрел, нимало ему не угрожающий, беспокоит его потому уже, что может стоить жизни нескольким солдатам. Трусливый За Других, он сам очень храбр: он стоит под выстрелами и спокойно отдает приказания. При всем том он скорее напоминает Улисса, Чем Ахилла. Он весьма озабочен в ожидании невзгоды, но веселится среди опасностей. Несчастный от слишком большого счастья, разочарованный во всем, ему все скоро надоедает. Угрюм, непокойней, то глубокий философ, искусный администратор, великий политик, то десятилетний ребенок. Он вовсе не мстителен, он извиняет в причиненном ему горе, старается загладить несправедливость. Императрица осыпает его своими милостями, а он делится ими с другими; получая от нее земли, он или возвращает их ей или уплачивает государственные расходы, не говоря ей об этом. Манеры его то отталкивают, то привлекают: он то гордый сатрап Востока, то любезнейший из придворных Людовика XIV. Под личиной грубости он скрывает очень нежное сердце. Он, как ребенок, всего желает и, как взрослый, умеет от всего отказаться. Сгорбленный, съеженный, невзрачный, когда остается дома, он горд, прекрасен, величественен, увлекателен, когда является перед своими войсками, точно Агамемнон в сонме эллинских царей. Шарль де Линь

Невиданную еще дотоле в вельможе силу свою он никогда не употреблял во зло. Не одна привязанность к нему императрицы давала ему могущество, но полученная им от природы нравственная сила характера и ума ему все покоряла; в нем страшились не того, что он делает, а того, что может делать. Бранных, ругательных слов, кои многие из начальников себе позволяли, от него никто не слышал; в нем совсем не было того, что привыкли называть спесью. Но в простом его обхождении было нечто особенно обидное, взор его, все телодвижения, казалось, говорили присутствующим: «вы не стоите моего гнева». Его невзыскательность, снисходительность весьма очевидно проистекали от неистощимого его презрения к людям, а чем можно более оскорбить самолюбие. В женщине, с которой связала его судьба, его замечательный ум нашел свое применение, а сердце — свою драму. В своей карьере он отдал все лучшие силы государственной деятельности, мог ли он рассчитывать после этого на общественное признание? Ф.Ф. Вигель, писатель, мемуарист современник Потёмкина

Я понимаю, что этот человек, несмотря на свои странности, мог приобрести влияние на императрицу. У него твердая воля, пылкое воображение, и он не только полезен ей, но необходим. Вы знаете русских и согласитесь, что трудно сыскать между ними человека более способного управлять и держать в руках народ еще грубый, недавно лишь тронутый просвещением, и обуздать беспокойный двор. Иосиф II, австрийский император в беседе с французским послом графой Л. Сегюром после путешествия в Крым в 1787 г.

Однажды к Потемкину явился сельский дьячок, который в детстве учил его арифметике и письму, и попросился на какую-нибудь должность. Так как дьячок был стар, немощен, почти глух и плохо видел, Потемкин не мог предложить ему никакой должности и приставил дьячка сторожем к монументу — «Медному всаднику», вменив ему в обязанности каждое утро, когда будет он в Петербурге, докладывать о том, стоит ли памятник на месте. А жалованье ему платить велел из своих денег. Дьячок до самой смерти смотрел за памятником, полагая, что он стоит на службе, а не кормится из милости, получая пенсию. Исторический анекдот

Теперь не на кого опереться. Как можно мне Потемкина заменить? Все будет не то. Он был настоящий дворянин, умный человек, меня не продавал, его нельзя было купить. Екатерина II, узнав о смерти Потемкина

В голове его непрерывно возникали новые мысли. Никто менее его не поддавался чужому влиянию, а сам он умел удивительно управлять другими... Умел дать совет, умел его и исполнить. У него было смелое сердце, смелый ум и смелая душа. Благодаря этому мы всегда понимали друг друга... Князь Потемкин был великий человек, который не выполнил и половины того, что был в состоянии сделать... Екатерина II

В этом характере есть испанское, романтическое и варварское. Принц де Линь

Во всяком случае, это был самый недюжинный из екатерининских временщиков, несомненно способный администратор, деятельный и энергичный человек, избалованный, однако, побочными обстоятельствами, доставившими ему высокое положение, и поэтому лишенный равновесия и способности соразмерять свои желания с действительностью. Начинания его на юге России составляют несомненную его заслугу перед потомством. Из Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона, 1898

В числе лиц, окружавших трон Екатерины II, среди дипломатов и военачальников, законодателей и администраторов, среди всех сановников и советников резко выделялся Григорий Александрович Потемкин, заслуживший титул князя и прозвание Таврического. Это был наиболее славный и достойный советник императрицы, оставивший по себе заметный след в истории.

Потемкин олицетворял чисто русскую натуру со всеми ее недостатками, даже пороками, и в то же время со всеми ее светлыми, столь пленительными качествами. Трудолюбивый и выносливый, он работал без устали; умный от природы, он обогатил свой ум многосторонними познаниями, был одним из образованнейших людей своего времени и вместе с тем беспечный и ленивый, капризный, развратный, иногда самодур, но всегда добрый, отзывчивый, гуманный человек... Из Сборника биографий кавалергардов 1904 г.

Потемкин был автором большинства крупных политических проектов, осуществленных во второй половине царствования Екатерины; он легко порождал новые идеи и вносил исправления в старые. По словам самой императрицы, хорошо проработанные и давшие первые результаты проекты были для нее особенно дороги и ничто не могло заставить ее от них отказаться. Именно сочетание творческой силы и изворотливости Потемкина с твердостью и многолетним политическим опытом Екатерины сделало их союз таким прочным и принесло такие богатые плоды.

Путешествие Екатерины II в Крым... послужило поводом к созданию одной из самых распространенных и самых лживых легенд. Впервые она появилась на страницах гамбургского журнала «Минерва» в 1797-1800 годах, то есть после смерти Потемкина и Екатерины. По словам анонимного биографа Потемкина, мысль отправиться на юг якобы подсказал императрице ее фаворит Александр Ермолов. Этот тридцатилетний гвардейский офицер сменил скоропостижно скончавшегося и горячо оплакиваемого Екатериной Александра Ланского. Если верить автору журнала, это он, желая «вредить Потемкину во мнении Екатерины, уговаривал ее поехать на юг и убедиться самолично в неисправности администрации князя». На самом деле поездка начала готовиться в 1783 году сразу после присоединения Крыма к России. Путешествию помешала эпидемия чумы на юге. Да и сама Екатерина, потрясенная смертью Ланского (июнь 1784 года), долго не могла собраться с силами.

Ничего этого анонимный автор не ведал, но самоуверенно утверждал, что «Потемкин, узнав о намерении Екатерины посетить вверенные ему провинции, сильно перепугался и даже согласился, что полученные им для административных целей три миллиона рублей он истратил на собственные частные нужды». Императрица якобы простила Потемкину эту растрату и предоставила ему новый заем на три миллиона. Но послушаем автора: «Путешествие водою было предпринято в начале весны, и в то же время начались театральные затеи, очарованием которых обманута была одна только Императрица. Но сей обманчивой наружности придали еще более блеска тогда, когда Императрица ехала сухим путем в наместничество Князя Потемкина. Вдали представлялись селения, в коих ни домов, ни церквей, ни колоколен не было, а только изображены были на доске, а другие, поблизости лежащие, только успели выстроить и казались обитаемы, но жители пригоняемы были за 40 немецких миль. Ввечеру они должны были оставлять свои жилища и поспевать ночью к другим, где опять оставались на несколько часов, пока Императрица проедет. Разумеется, что сим людям обещали награждение, но, несмотря на то, они ничего не получили. Многие из них были жертвою отчаяния и изнурения. Во время ночи перегоняли скотину стадами из одной деревни в другую, и часто случалось, что Императрица 5 или 6 раз сряду одною и тож любовалась». В 1804 году статьи из гамбургского журнала были собраны в книгу. В 1812 и 1813 годах она дважды переводилась на английский язык.

...Десятилетия спустя библиографы установили имя автора, писавшего в журнале «Минерва». Им оказался секретарь саксонского посольства в Санкт-Петербурге Георг Адольф Вильгельм фон Гельбиг. Он прибыл в Россию в 1787 году, сам в путешествии не участвовал, но с каким-то особенным азартом записывал ходившие в Петербурге слухи и сплетни. Екатерина знала об этом «интересе» дипломата и добилась его отозвания... Сказки Гельбига о «потемкинских деревнях» и глобальных притязаниях России стали запоздалым выстрелом в информационной войне конца XVIII века. В. С. Лопатин, современный исследователь

Именно к путешествию Екатерины в Крым восходит знаменитое выражение «потемкинские деревни». Считается, что Потемкин якобы построил вдоль дороги колоссальные декорации, долженствующие изображать несуществующие селения, созданные им в ходе освоения Новороссии. Ленинградский ученый А.М. Панченко около десяти лет назад убедительно доказал, что «потемкинские деревни» - не что иное, как культурный миф. Но миф особого рода. Дело в том, что на самом деле никаких особых декораций, кроме обычных для придворных праздников того времени, Потемкин не строил. Он действительно декорировал реально существующие селения, украшал их цветами, гирляндами и пр. К тому же вся обстановка путешествия, опять же в духе времени, носила театрализованный характер и была рассчитана на сильный эффект. Перед глазами изумленных зрителей должен был предстать как бы кусочек земного рая, а поскольку рая на земле в действительности быть не может, то определенная театральность и декоративность воспринимались естественно, а грань между реальным и нереальным была легкоразличима.

Но в том-то и дело, что Потемкин перестарался: пышность и грандиозность устроенного им празднества были так велики, что рождали сомнение в подлинности даже того, что существовало на самом деле, создавали ощущение нереальности происходящего, волшебного сна, сказки. «Какое странное путешествие! - говорил Иосиф II графу Сегюру, гуляя с ним ночью по степи в виду верблюдов и татарских пастухов. — Кто бы мог подумать, что я вместе с Екатериною II, Французским и английским посланниками буду бродить по татарским степям! Это совершенно новая страница истории!..»

...И тут становится понятно, что весь спектакль был затеян совссем не для императрицы или ради пустого хвастовства. Он преследовал вполне конкретные политические цели. Первая из них очевидна - устрашение Турции, как и, впрочем, всех остальных, был способен устрашиться при виде русской военной мощи. Именно поэтому тема армии и флота — одна из центральных во всех мероприятиях путешествия. А. Б. Каменский, современный историк

Личность в истории. Россия - век XVIII. М.Н. Чернова, изд-во Эксмо, Москва, 2005. История за рамками школьного учебника.
Брикнер А.Г. «Путешествие императрицы Екатерины II в Крым» Исторический вестник, 1885. Т. 21. Репринты старинныхъ книг. Путешествие императрицы Екатерины II в Крым http://bibliotekar.ru/reprint-46/index.htm

Просмотров: 10453

Комментарии к этой статье:

Добавить ваш комментарий:

Введите сумму чисел

2009-2016 historymania.info
коллекционирование
Исторические ревю