скрижаль

подшивка

Предметы на продажу

Ключ к определению янтаря.

Катюша. Бокал и блюдце Ленинградского фарфорового завода к 50-летию Великой Победы.

Золотые часы МОСКВА. О чём молчат клейма.

Советское золото. Доверяй, но проверяй.

Череп и кости. Или «моментально в море».

Поисковый запрос не может содержать менее 4-х символов.


ГОРЯЧЕЕ СЕРДЦЕ - ХОЛОДНЫЙ УМ. Иван Кожедуб

Автор: rev

Дата: 2014-04-18

огонёк №26 за 1 июля 1945 года

Когда в холодный апрельский рассвет началась артиллерийская подготовка наступления на германскую столицу, гвардии старшина Трифон Белозубов — пожилой автоматчик с запорожскими усами — сказал молодым бойцам своего отделения:

— Артиллерия замолкнет — полетят Кожедубы. А под ними и мы в путь-дорожку тронемся...

Я удивился, почему гвардеец говорит о Кожедубе во множественном числе. Командир роты объяснил мне, что в часы форсирования Одера пехотинцам этой части довелось быть свидетелями боя над переправами шестёрки истребителей Кожедуба с тридцатью «фокке-вульфами» Этот бой на дальних воздушных подступах к Берлину, закончившийся гибелью восьми и позорным бегством дваацати двух немецких самолётов, привёл в такое .восхищение пехотинцев, что они с тех пор окрестили наших истребителей Кожедубами.

Кожедуб вел тогда свою шестёрку почти над самой землёй, вплотную прикрывая переправы, по которым наши части переходили на западный берег реки. Внезапно из-за облаков появились «фокке-вульфы». Кожедуб, мгновенно оценив сложность обстановки, понял, что надо во что бы то ни стало помешать противнику бомбить наши наземные части, надо ошеломить его стремительным нападением и вызвать на бой.

«Все ко мне!» — скомандовал он своим лётчикам и тотчас ринулся в атаку на первого же попавшего в прицел немца. Атакованный излюбленным кожедубовским маневром — в хвост с короткой дистанции,— запылавший вражеский бомбардировщик, беспомощно кувыркаясь, пошел к земле. Такая же участь постигла и второго немца, по которому Кожедуб ударил из всех огневых точек.

Строй немецких самолётов распался, а их бомбы посыпались на свои же войска. Только два самолёта из охваченной паникой воздушной колонны ещё пытались противостоять удару нашей шестёрки. Они-то и замыслили зажать кожедубовский самолёт с двух сторон. Но зорко следивший за командирской машиной лейтенант Громаковский заметил эту попытку и сбил обоих немцев, увлечённых погоней за Кожедубом. В те же минуты ещё три наших лётчика сбили по одному самолёту, и немцы пустились врассыпную наутёк. Развив максимальную скорость, Кожедуб погнался за ними и в завершение боя сбил восьмой вражеский самолёт.

— Можете себе представить, как этот бой поднял настроение пехоты,— закончил свой рассказ командир роты автоматчиков. И, как бы в подтверждение его слов, автоматчики встретили дружным «ура» появление в небе воздушной армады, начавшей в эти минуты авиационную подготовку наступления на Берлин.

К этому историческому дню на боевом счету дважды Героя Советского Союза гвардии майора Ивана Никитовича Кожедуба было шестьдесят сбитых немецких самолётов. О каждом из них имеется лаконичная, но точная запись в потрёпанной записной книжке, с которой прославленный мастер воздушного боя никогда не расстаётся. Первая запись сделана б августа 1943 года — в разгар нашего наступления на Белгородско-Курском направлении.

В те дни, когда наши войска сорвали генеральное наступление немецких захватчиков на Курской дуге, Кожедуб начал воевать впервые. Он не знал горечи отступления, он не прикрывал с воздуха горестные караваны беженцев, уходивших от немецкого нашествия. Но горячее сердце молодого лётчика было до краев переполнено местью. Думы о родной Украине, стонавшей под немецким ярмом, не давали ему покоя. И подлинным счастьем для него оказалось то, что первые свои победные воздушные бои ему довелось провести в украинском небе. Когда наши войска овладели подступами к Харькову, на счету Кожедуба было уже девять сбитых самолётов.

Иван Кожедуб. Огонёк 1945 г.
Дважды Герой Советского Союза гвардии майор Иван Кожедуб. Фото Т. Мельника

Следуя этому закону и настойчиво совершенствуя свою боевую выучку, Иван Кожедуб встретил 1944 год—год решающих побед над врагом— закаленным бойцом. К тому времени Кожедуб сбил уже двадцать вражеских самолетов. Его плечи украсились офицерскими погонами, а на груди сверкали два ордена Красного знамени. У него появилась уже ученики — ему доверили командование звеном.

4 февраля 1944 года советское правительство присвоило Ивану Кожедубу звание Героя Советского Союза. Его имя было известно уже не только нашим фронтовикам, но и вражеским лётчикам, смертельно возненавидевшим воздушного богатыря. Всё чаще и чаше наши аэродромные рации перехватызали полные трепета возгласы немецких лётчиков: «Кожедуб в воздухе!»

В районе, где он действовал, за ним, как правило, охотились два, а то и четыре немецких асса.

Был случай, когда Кожедубу, сбившему в первые же минуты схватки два немецких бомбардировщика, пришлось выдержать атаку двадцати «мессершмиттов». Взбешенные крупными потерями в результате боя с кожедубовской группой, они со всех сторон бросились на командира. Самым трудным и решающим для Кожедуба в этом бою с двадцатью самолётами было сохранить хладнокровие перед обрушившейся на него стаей. У Кожедуба нашлась нужная выдержка. Искусно маневрируя, он отбился от вражеской стаи и привёл на аэродром машину в полной сохранности.

И вот далеко позади и холмистое село Ображеевка, где протекли детские годы будущего героя, и живописный городок Шостка, где молодой библиотекарь Кожедуб влервые робко вошёл в ворота аэроклуба; осталась позади и освобождённая от врага Украина. Отгремели жестокие бои на Днепре, над которым Кожедуб сбил одиннадцать неприятельских самолётов. Войска маршала Конева вышли на Прут — к государственной границе. Началась знаменитая ясско-кишинёвская операция.

Здесь в майский день Кожедуб, возвратившись с боя, в котором он сбил девятый в этом районе вражеский самолёт, получил дорогой подарок, на котором был выведен короткий, но точный адрес отправителя — сталинградского колхозника Василия Конева: «Лучшему лётчику фронта».

Говоря о победах Кожедуба, было бы неправильно ограничиться одним только перечнем сбитых им неприятельских самолётов. А разведки, а прикрытие наступающих войск, а штурмовые удары по автоколоннам, железнодорожным составам, пехоте!

Вот его рассказ об одной «охоте» над железнодорожной станцией Скоржиска-Каменка:

— Я знал общую задачу—нарушить нормальное железнодорожное движение на участке. Было, конечно, заманчиво, свести выполнение этой задачи к удару по станции, на которой под парами стояло пять эшелонов. Но это было бы безрассудной, не дающей эффекта удалью, так как огонь зениток, прикрывавших станцию, был настолько силён, чго мою пару «сняли» бы с первого захода. Недалеко от станции на перегоне я заметил стоящий эшелон. Я понял, что если выведу его из строя, то закупорю движение всех пяти эшелонов. Замысел был осуществлён.

Этот рассказ показывает, что в самые напряжённые моменты, в минуты упоения боем, Кожедуб не забызвает драгоценного чкаловского завета: «Имей горячее сердце и холодный ум».

Особенно эти качества ярко сказались в последнем бою Кожедуба над Берлином. Вылетел он на «охоту» в паре с майором Титаренко и на одпой из перелрав внезапно врезался в большую группу «фокке-вульфов». Используя своё преимущество в высоте, он разметал вражескую стаю и сбил два самолёта, завершивших личный счет дважды Героя Советского Союза гвардии майора Кожедуба в Отечественной войне. На другой день Кожедуб улетел в Москву, на сессию Верховного Совета СССР, и уже там узнал, что обученные и воспитанные им молодые истребители в последнюю неделю войны уничтожили в берлинском небе более шести десятков немецких самолётов.

Тёплым майским вечером в капитулировавшем Берлине мне довелось услышать, как молодая девушка — сержант — проникновенно рассказывала группе своих подруг:

— Помните, девчата, воздушный бой над Берлином? Командовал тогда нашими лётчиками, конечно, Кожедуб... Его самолёт можно узнать из тысяч...

Она произнесла эти слова столь убеждённо, и они были так приятны слушавшим её девушкам, что мне не хотелось их разочаровывать. Я не сказал девушкам, что 1 мая Кожедуб на Красной площади смотрел на десятки тысяч своих соотечественников, парадным маршем прошедших мимо трибун с именем Сталина на устах. Я понял, как несказанно велик вклад советского патриота Ивана Кожедуба в дело защиты своей отчизны, если о нём уже сейчас слагают легенды:

«...нашим потомкам
Расскажут былины,
Как сталинцы в битвы Воздушные шли.
Как сын Украины
Пронёс над Берлином
Бессмертную славу
Родимой земли».

Огонёк №26 1945 г.

Трижды Герой Советского Союза летчик-истребитель Иван Кожедуб на стадионе
Трижды Герой Советского Союза летчик-истребитель Иван Кожедуб на стадионе "Динамо". Москва 1946 г.
фотограф Евгений Халдей http://club.foto.ru/classics/life/43

Огонёк № 42
Воскресенье 21 октября 1945 года

ГЕРОЙ ЕДЕТ ДОМОЙ

Фото и текст Ал. Лесса

Знаменитый советский лётчик-истребитель, трижды Герой Советского Союза, гвардии майор Иван Кожедуб впервые после войны получил отпуск и побывал на Украине — в местах, где родился, рос, учился.

Тепло и радушно встретила Кожедуба столица Украины — древний Киев. На многолюдных митингах, состоявшихся на заводах, в школах, театрах, Кожедуб рассказывал о своём боевом пути.

Мы засняли Ивана Кожедуба на балконе гостиницы «Киев» в первый день его приезда в украинскую столицу.

Иван Кожедуб на балконе гостиницы «Киев»в Киеве Кожедуб на могиле генерала армии Н. Ф. Ватутина

Боевая деятельность Ивана Кожедуба тесно связана с Украиной. За её освобождение он сражался мужественно и храбро, сбив в воздушных боях под небом Украины более 30 вражеских самолётов. Сейчас, приехав в Киев, Кожедуб побывал на местах исторических боёв за город. В первый же день своего пребывания в Киеве Кожедуб отправился на могилу генерала армии Н. Ф. Ватутина. В тенистом саду, неподалёку от здания Президиума Верховного Совета УССР, покоится прах генерала Ватутина. Герой-лётчик возложил цветы на могилу славного полководца.

Чугуевское училище. Техник сержант Наумов обслуживал истребитель, на котором летал Кожедуб

С особой любовью говорит Кожедуб о Чугуевском авиационном училище. Здесь он учился летать на истребителе; здесь работал инструктором, готовя для фронта лётчиков-истребителей. Восторженно встретили Кожедуба преподаватели и курсанты училища. Особенно тёплой была встреча Героя с техником сержантом Наумовым, непрерывно обслуживавшим истребитель, на котором летал Кожедуб. К посещению Кожедубом училища на фюзеляже его самолёта была сделана надпись; «На этом самолёте летал трижды Герой Советского Союза гвардии майор И. Н. Кожедуб».

Иван Кожедуб — отличный спортсмен. Будучи курсантом Чугуевского училища, он с необыкновенной лёгкостью по нескольку раз выжимал мизинцем правой руки двухпудовую гирю. Вот и сейчас Кожедуб в кругу своих друзей демонстрирует свою незаурядную физическую силу.

Шосткинский химико-технологический техникум
Шосткинский химико-технологический техникум занимает видное место в биографии Героя. Здесь он учился до поступления в Чугуевское авиационное училище. Кожедуб с признательностью вспоминал всегда своих преподавателей, которые привили ему любовь к знаниям, к учёбе. Поэтому он и не мог не побывать в Шостке, в родном техникуме. Выступая на митинге студентов техникума, Кожедуб говорил о большом значении, какое имела в его жизни и боевой работе учёба в техникуме. После митинга Иван Кожедуб ещё долго беседовал со своими бывшими учителями — И. Артемьевым, С. Ленчиком, П. Воробьёвым и И. Словаковым.


Приезд Кожедуба в родное село Ображеевку, Сумской области, был подлинным народным праздником. Встретить Героя собрались на площади перед сельсоветом колхозники и колхозницы, пионеры и школьники, родственники и друзья. На торжественном митинге, посвящённом приезду знатного земляка, выступил 70-летний колхозник Пономаренко: «Спасибо тебе, наш герой, что приехал к нам с победой. Немец нас грабил и угнетал. Вызволение принесла нам Красная Армия, которую к победе вёл и привёл великий Сталин». После митинга друзья и близкие Кожедуба собрались возле родной избы на весёлый колхозный пир.


Иван Кожедуб побывал и в родной ображеевской школе. С затаённым дыханием слушали ребята рассказы лётчика-героя о войне, о воздушных схватках с врагом. После беседы Кожедуб сфотографировался с ребятами перед зданием ображеевской школы.

Своих племянников Шуру, Ваню и Валю Иван Кожедуб оставил пять пет назад совсем маленькими. С трудом узнал он их по приезде. Ребята неотступно следовали за своим прославленным дядюшкой, с любопытством рассматривали его три звезды Героя, ордена, мундир и непрерывно требовали всё новых и новых рассказов о войне, о том, как он бил немца.

Просмотров: 3538

Комментарии к этой статье:

Добавить ваш комментарий:

Введите сумму чисел

2009-2016 historymania.info
коллекционирование
Исторические ревю