скрижаль

подшивка

Предметы на продажу

Памятные платки в царской России

Ключ к определению янтаря.

Катюша. Бокал и блюдце Ленинградского фарфорового завода к 50-летию Великой Победы.

Золотые часы МОСКВА. О чём молчат клейма.

Советское золото. Доверяй, но проверяй.

Поисковый запрос не может содержать менее 4-х символов.


Немецкий шпионаж. Вильгельм Канарис и Мата Хари

Автор: rev

Дата: 2010-10-21

Создателем немецкой шпионской службы был полицейский советник доктор Вильгельм Штибер (1818—1892), и, возможно, именно поэтому немецкая разведка — и военная и политическая — всегда оставалась полицейской организацией.

доктор Вильгельм Штибер (1818—1892)
Вильгельм Штибер

Знаменитый «зеленый дом» в Берлине — штаб шпионской сети Штибера — стал центром быстро расширявшейся организации. После смерти Штибера, к 1898 году, была создана огромная картотека, содержащая точные сведения о каждом государственном и политическом деятеле, дипломате и высшем чиновнике всех стран мира, в которых была заинтересована Германия. Кроме того, была собрана огромная библиотека статистического материала, относящегося к промышленному потенциалу любой страны, которая когда-либо могла вступить в войну с Германией. В конце XIX века по крайней мере четыре тысячи немецких агентов работало во Франции и еще несколько тысяч в царской России, где высшие офицеры и чиновники вплоть до министров получали деньги от Германии. Специальные отделы занимались Балканами, Австро-Венгрией и Италией (страны, входившие в то время в военно-политический союз с Германией).

К 1914 году немецкая разведывательная служба стала, вероятно, самой организованной в мире.

Франц фон Папен
Франц фон Папен. 1914 год

После смерти Штибера его сменил фон Кальтенбах, среди учеников которого были первоклассные шпионы первой мировой войны: капитан Штейнгауэр, Франц фон Папен, капитан фон Ринтелен. Из них Штейнгауэр был, вероятно, самым интересным и умным человеком. В 1911 году он посетил Лондон скромным членом свиты кайзера Вильгельма II, прибывшего на открытие памятника королеве Виктории. На самом же деле младший флигель-адъютант был главой военной разведки рейха, и его деятельность в Лондоне явно выходила из рамок дворцового этикета. Он гордился тем, что у него есть тайный агент на каждой английской судоверфи. Среди его очаровательных шпионок (он не считал, что женщины непригодны для разведывательной работы) была Ева де Бурнонвиль, самая прекрасная и самая отчаянная из всех немецких шпионок. Лорд Дарлинг приговорил ее к смертной казни, замененной потом тюремным заключением. Другой женщиной была знаменитая Мата Хари, чье имя навеки сохранится в детективных романах, хотя романтический ореол ее карьеры уже давно разбился о факты неумолимой действительности. Мата Хари, настоящее имя которой Маргарита Гертруда Зелль, могла назвать среди своих бесчисленных любовников молодого немецкого морского офицера лейтенанта Вальтера Вильгельма Канариса.

Канарис добился славы в немецкой разведывательной службе в 1914 году, когда был назначен помощником Франца фон Папена, вместе с капитаном Францем фон Ринтеленом, руководившим в то время антибританской деятельностью в Соединенных Штатах. На Нюрнбергском процессе фон Папен выразил сожаление о том, что ему не удалось организовать тогда диверсионных актов, которые должны были разрушить американские верфи, подорвать мощь американской военной промышленности и таким образом помешать Соединенным Штатам оказать помощь Англии и Франции в 1916 году. Но истинная роль фон Папена была раскрыта в свидетельских показаниях его собственных агентов того времени. В начале первой мировой войны Канарис служил на крейсере «Дрезден» в чине капитан-лейтенанта. В Южной Атлантике крейсер был перехвачен кораблями британского флота, и его командир избрал благоразумный, хотя и бесславный путь спасения в одном из портов нейтрального Чили. Команда корабля была интернирована. В один прекрасный день капитан-лейтенант Канарис исчез из Вальпараисо.

Крейсер «Дрезден» 1915 г.
Крейсер «Дрезден» 1915 г.

Ряд диверсионных актов, совершенных в Америке в 1915—1916 годах, навели федеральную полицию на след агентов фон Папена. Судя по донесениям агентов полиции, в крупнейших диверсионных актах важную роль играл маленький, ничем не примечательный человечек с ярко выраженными семитскими чертами. Человек, о котором идет речь, пользовался многочисленными именами. Два из них — Отто Зелигер и Мойша Мейербер — были хорошо известны американской, английской и канадской контрразведкам. Он так и не был пойман, хотя его фотографии и подробные описания внешности до сих пор хранятся в пожелтевших, запыленных делах Федерального бюро расследований в Вашингтоне. Агенты союзной разведки сомневались, что этот человек, выдававший себя за польского еврея эмигранта, действительно еврей. После войны, когда вышли в свет мемуары руководителей английской и немецкой разведок (включая мемуары фон Ринтелена, эмигрировавшего в Англию), наконец удалось установить, что этим человеком был Вальтер Вильгельм Канарис.

Вильгельм Канарис
Вильгельм Канарис.

В 1916 году молодому мастеру немецкого шпионажа стало слишком «жарко» в Нью-Йорке. Он переехал в Мадрид, который благодаря нейтралитету Испании превратился в рассадник шпионажа, процветавший и в годы второй мировой войны. Немецкий посол в Мадриде барон фон Шторер (как это ни странно, но в 1940 году он опять стал послом в Испании) занимался организацией шпионажа по ту сторону Пиренеев и передавал Штейнгауэру сведения о численности английских экспедиционных сил во Франции. Официально аккредитованный в качестве морского атташе, Канарис стал его правой рукой в проведении этой работы. Низкорослый коммерсант из Бронкса и Бруклина превратился в элегантного, увешанного медалями немецкого морского офицера, хотя внушительность его внешности придавала главым образом форма.

В его родословной очень мало немецкого. Его дед был грек, торговец фруктами; эмигрировав в Германию, он женился на немке и передал в наследство своему сыну прекрасно поставленное-торговое предприятие, а также желтоватый цвет лица и блестящие курчавые черные волосы. Внук грека был так же смугл и мал ростом, как дед. Вместе с внешними чертами он унаследовал от: деда хитрость и склонность к интригам.

В Мадриде скрестились пути двух самых знаменитых шпионов нашего времени. В то время как Канарис играл роль богатого, важного немецкого офицера, прекрасная, гибкая, черноволосая женщина выделывала пируэты в Трока-деро — главном мюзик-холле испанской столицы, Мата Хари, чье имя возникло в результате осенившей импрессарио блестящей идеи (по-арабски оно означает «свет зари»), возглавляла труппу яванских танцоров, которые привлекали в, театр толпы поклонников экзотических танцев. Мата Хари была евразийкой. Ее отец голландец Зелль женился на яванской девушке, которая работала на его плантации. Маргарита Гертруда унаследовала экзотическое очарование матери и умственные способности отца. Члены семьи Зелль были возмущены неравным браком и после внезапной кончины 3елля сняли это позорное пятно с семейного герба, объявив брак аннулированным. Мать поместила Маргариту в буддийский храм, и девочка долго проходила суровое обучение искусству танцев священного храма — обучение эротизму, что пригодилось ей позже. Когда Маргарите исполнилось пятнадцать лет, она стала поражать всех тем удивительным очарованием, которое сохранилось и в последующие годы. Голландский офицер шотландского происхождения Алек Маклеод забрал ее из храма, вышел в отставку и поселился в Индии. Там она прожила довольно долго, родив двух детей. Несмотря на огромные средства, которые щедро предоставлял ей муж, она жаждала более интересной жизни, не удовлетворяясь cвоим положением женщины смешанной расы и жены бывшего офицера. Она убежала от мужа и стала зарабатывать себе на жизнь единственным способом, который знала,— танцами.

Мата Хари

Мата Хари
Мата Хари

У нас нет никаких доказательств, что во время поездок по Европе ома думала о возможности работать в разведке, а эта возможность неоднократно предоставлялась ей во всех европейских столицах благодаря благосклонности государственных деятелей и почтенных дипломатов, которые, теряя голову, умоляли пленительную танцовщицу о свиданиях.

Познакомившись с Матой Хари в Мадриде, Канарис, вероятно, раскрыл перед нею многообещающие перспективы. Пожалуй, только причудливым женским капризом можно объяснить, что эта прекрасная женщина, всегда окруженная свитой поклонников, которых она могла выбирать по своему вкусу, влюбилась в совсем непривлекательного маленького человечка из немецкого посольства. Кажется, Канарис тоже любил ее, если только он был способен на такое чувство. Впрочем, на первом месте у него была карьера, и в угоду своим берлинским хозяевам он быстро подавил свои чувства.

Канарис обещал Мате Хари жениться на ней после войны, и она согласилась принести свою честь и добродетель на алтарь прусского орла — стала агентом немецкой секретной службы. Голландская подданная по происхождению и браку, она могла сравнительно легко действовать в воюющих странах. Контракт с театром варьете в том городе, куда она получала назначение,— вот все, что требовалось от нее на первый раз, импрессарио же находился на службе у Канариса. Парижский импрессарио обеспечил начинающей шпионке контракт, благодаря которому она смогла совершить первую поездку в своей новой роли. Через несколько недель Париж был у ее ног. Театр, в котором она давала представление, каждый вечер переполняли представители высшего общества французской столицы. Хотя до города доносился грохот немецких пушек, веселая парижская жизнь шла полным ходом. Тысячи офицеров, находящихся в отпуску, проводили несколько веселых часов в театрах варьете и ночных клубах, и Мата Хари вскоре приобрела обширный круг поклонников. На своей квартире или в уборной театра она принимала министров, депутатов французского парламента, генералов, молодых офицеров и владельцев военных заводов. Самым привилегированным посетителем был французский военный министр генерал Мессими. Время от времени Мата Хари ездила в Голландию, где встречалась с агентами немецкой разведывательной службы, а затем надежные люди переправляли в Берлин секреты французского генерального штаба.

Если Франция снисходительно наблюдала за тем, как этот «близкий друг» многих руководителей страны совершает экскурсии в страну своих предков, то Англия поступала иначе. Союзнический разведывательный центр в Кале, которым руководили офицеры английской Секретной службы, заинтересовался странствованиями яванской танцовщицы. Было приказано следить за Матой Хари. Английские агенты наблюдали за ней в Роттердаме, Гааге и Париже. Она узнала об этом и летом 1917 года поспешно выехала в Мадрид. Известно, что она упрашивала Канариса позволить ей прекратить шпионскую работу и жить на одном месте, если не в качестве его жены, то по крайней мере в качестве любовницы. Канарис заявил ей, что шпионаж означает заключение контракта на всю жизнь и что он раздражен ее возвращением и этим свиданием. Он понимал, что агенты, следившие за Матой Хари и за ним, встретятся, и тогда раскроется еще одна тайна германской разведки.

Желая угодить ему, она согласилась исправить положение, хотя решительно отказалась возвращаться в Париж. Тогда почему бы не Лондон? Лондон был центром, из которого можно почерпнуть сведения, достойные ее способностей. Добиваясь поездки в Лондон, ее импрессарио засыпал владельцев лондонских мюзик-холлов просьбами о приглашении Маты Хари в британскую столицу. Однако этому помешала английская Секретная служба. Директор Лондонского павильона оказался особенно тупоумным — он почему-то усомнился в надобности приглашать знаменитую Danseuse, и с ним согласились почти все его коллеги.

Канарис понял, что игра его самого ценного шпиона проиграна. Видимо, английская Секретная служба хорошо знала о деятельности Маты Хари. Он пришел к выводу, что необходимо подтолкнуть разведку противника к более решительным действиям. Разумеется, Канарис понимал, что любовнице его в таком случае грозит расстрел. Для достижения своей цели он использовал другую шпионку - Елизавету Шрагмюллер, известную под различными вымышленными именами: Анна Лессер, «доктор Елизавета», «блондинка из Антверпена». Именно Елизавета передала французскому Второму бюро донесение, содержавшее достаточно данных, чтобы отдать Мату Хари под суд военного трибунала. В августе 1934 года Елизавета Шрагмюллер умерла от туберкулеза в одном из санаториев Цюриха. На смертном одре она призналась, что выдать Мату Хари приказал ей именно Канарис. Когда появилось это разоблачающее сообщение, Канарис был начальником немецкой военной разведки. В Германии о показании Елизаветы, конечно, умолчали. Больше того, агенты Канариса сумели убедить даже некоторые швейцарские газеты не помещать признания Шрагмюллер. Во всяком случае, появившаяся в газетах коротенькая заметка почти не обратила на себя внимания. Мата Хари была легендой, а о Канарисе слышали очень немногие. К тому же более животрепещущие вопросы не сходили со столбцов всех газет мира. Гитлер открыто провозгласил перевооружение; Германии возвращали Саар; в июне произошла чистка нацистской партии, кульминационным пунктом которой явилась «ночь длинных ножей»; австрийский канцлер доктор Дольфус был убит во время неудавшегося фашистского путча в Вене. Естественно, что признание Шрагмюллер почти не встревожило Канариса. Может быть, несколько минут он и посвятил воспоминаниям, а затем— опять работа. В тот год было много работы. Полыхающий пламенем 1934 год совершенно вытеснил из памяти Канариса трогательную маленькую Герши, как он называл в самые нежные минуты их жизни Мату Хари, павшую под пулями французов в октябре 1917 года в Венсенне.

В Третьем Рейхе Вальтер Вильгельм Канарис стал главой немецкого разведывательного аппарата. История с Мата Хари - короткий эпизод в его профессиональной карьере, и кто знает, найдётся ли на его совести поступок более жестокий и бессердечный, чем коварное уничтожение любившей его женщины, которая стала ему помехой.

Е. X. КУКРИДЖ, «ТАЙНЫ АНГЛИЙСКОЙ СЕКРЕТНОЙ СЛУЖБЫ», глава «Канарис»

В различных источниках встречаются несколько имён Канариса - Фридрих Вильгельм, Вильгельм Франц, Вальтер Вильгельм.
В книге «ТАЙНЫ АНГЛИЙСКОЙ СЕКРЕТНОЙ СЛУЖБЫ» Е. X. Кукридж называет имя Вальтер Вильгельм Канарис.

Просмотров: 8623

Комментарии к этой статье:

Комментарий добавил(а): Юрий
Дата: 2010-11-20

Умереть не встать - фантазёры. Такие же вруны как м.х. " Она узнала об этом и летом 1917 года поспешно выехала в Мадрид". Ага, отпросилась из тюрьмы, в которую её в феврале 17 года французы посадили и поехала в Мадрид.

Добавить ваш комментарий:

Введите сумму чисел

2009-2016 historymania.info
коллекционирование
Исторические ревю