скрижаль

подшивка

Предметы на продажу

Ключ к определению янтаря.

Катюша. Бокал и блюдце Ленинградского фарфорового завода к 50-летию Великой Победы.

Золотые часы МОСКВА. О чём молчат клейма.

Советское золото. Доверяй, но проверяй.

Череп и кости. Или «моментально в море».

Поисковый запрос не может содержать менее 4-х символов.


Дневники казачьих офицеров

Автор: rvr

Дата: 2010-08-12

РОССИЯ ЗАБЫТАЯ И НЕИЗВЕСТНАЯ.
НА ВЕЛИКОМ ПЕРЕЛОМЕ

ДНЕВНИКИ КАЗАЧЬИХ ОФИЦЕРОВ

Москва
Центрполиграф
2004

ББК 63.3(2)-8
Д54

Серия основана в 2000 году
Под общей редакцией авторов проекта
Валентины Алексеевны БЛАГОВО
и Сергея Алексеевича САПОЖНИКОВА,
членов Российского Дворянского Собрания
Оформление художника И.А. Озерова

Дневники казачьих офицеров / Составление, научная редакция, предисловие, приложения, комментарии, подбор иллюстраций П.Н. Стрелянова (Калабухова). — М.: ЗАО Центрполиграф, 2004. — 362 с.

ISBN 5-9524-0731-5

Книга рассказывает об участии казачьих соединений в двух войнах начала XX века — Великой и Гражданской. Дневники генерал-лейтенанта М.А. Фостикова — взгляд на события Гражданской войны на Юге России начальника казачьей дивизии, в 1920 году — командующего «Армией возрождения России», ведущей на Кубани и Кавказе партизанскую, а затем открытую войну с регулярными частями Красной армии. Заключают дневники описания последних боев Русской Армии в Крыму.
В цикл вошли также записки полковника П.М. Маслова о боевой работе 1-го Хоперского полка на Западном и Кавказском фронтах Великой войны.
Завершают цикл воспоминания военного историка русского зарубежья полковника Ф.И. Елисеева — командира хоперцев в Гражданской войне. Включенные в книгу дневники и мемуары издаются в России впервые.
Книга рассчитана на широкий круг читателей, интересующихся отечественной историей, а также на государственных и общественно-политических деятелей и ученых, причастных к формированию новых духовных ценностей возрождающейся России.

© П.Н. Стрелянов (Калабухов), составление, научная редакция, предисловие, приложения, комментарии, подбор иллюстраций, 2004
© Художественное оформление серии, ЗАО «Центрполиграф»,2004
© ЗАО «Центрполиграф», 2004

СОДЕРЖАНИЕ

Предисловие

ДНЕВНИК ГЕНЕРАЛА М.А. ФОСТИКОВА

Глава 1. МОЕ УЧАСТИЕ НА ЮЖНОМ ФРОНТЕ(1 марта 1918-го — 1 марта 1920 года)

Бегство из Петербурга на Кубань

Ставропольская операция

Операции у села Петровского

Тяжелые бои у реки Маныч (1)

Операции у реки Маныч (2)

Поход на Царицын

Неудачи Добровольческой армии в Заднепровском бассейне, отступление

Новые формирования военных частей на Кубани

Глава 2. МОЕ ВОССТАНИЕ НА КУБАНИ (март—октябрь 1920 года)

Крах Белого движения на Южном фронте в Кубанской области

Поведение большевиков на Кубани до восстания

Подготовка к восстанию, жизнь в горах Карачая

Организация отряда и первые походы

Дальнейшие действия повстанческой армии

Отступление отряда через горы в Грузию и эвакуация в Крым

Глава 3. ОКТЯБРЬ 1920 ГОДА В КРЫМУ

Крушение Белой армии и эвакуация за границу

ХОПЕРЦЫ В ДВУХ ВОЙНАХ

ЗАПИСКИ ПОЛКОВНИКА-ХОПЕРЦА П.М. МАСЛОВА

1-й Хоперский полк на Западном фронте

Кавказский фронт

Царский смотр. В Персии. Хаос

Начало борьбы с большевиками

Послесловие через полвека

Ф.И. ЕЛИСЕЕВ. С ХОПЕРЦАМИ

Тетрадь первая

В 3-м Уманском полку. Полковник Гамалий

В своей станице

Урядник Сальников. Подпоручик Астахов

В Майкопе. Черкесы

Инспекция Походного Атамана. Генерал Бабиев

На могиле генерала Маневского

В Екатеринодаре. «Гадалка»

Пленные красноармейцы

Кубанские части на фронте летом 1919 года

Боевые картинки кубанских частей на фронте

На фронт — к Воронежу

В Воронеже. Генерал Шкуро

«Казачий пеший батальон корпуса»

Тетрадь вторая

На фронте Донской армии под Воронежем

Конный корпус Буденного

Неожиданные события в тылу. Восстание Махно

Что пишет Буденный

Необходимое уточнение. Одно свидетельство

Неожиданная встреча с донцами

Воронежские крестьяне

Во 2-м Хоперском полку. Первые дни

Боевой состав полка

«С Дона выдачи нет»

«Волчий дивизион»

Хорунжий Борисенко. Встреча с марковцами

У генерала Постовского

Пополнение полка

Тетрадь третья

«Алла-верды»

Первый бой под Касторной

Недопустимые неточности

Неприятный бой у села Алисы

Молодецкая конная атака полка

Сдача Касторной. Результат нашей атаки

Полк в арьергарде дивизии

Гибель полковника Юрия Ассиера

Хоперцы и кавалеристы князя Гагарина

Мамантов, Шкуро, Шифнер-Маркевич

Новое молодецкое дело хоперцев

Апофеоз

Тетрадь четвертая

Мы отступаем. Метель

Одна казачья история

Драматические картинки при отступлении

Сводно-кавалерийская дивизия

Встречи — генерал Науменко и полковник Рудько

Странные строки Буденного

Полковники Гамалий и Тарарыкин, ротмистр Ольшанский

Драма в нашей дивизии

Трагедия дроздовцев

Под Дебальцевом

Приказ генерала Улагая

Мы идем на Кубань

В Батайске

Тетрадь пятая

Соотношение сил — добровольческих и казачьих

Отход дивизии по Кубани

В станице Павловской

Неожиданное пополнение в дивизию

Дивизия в Тихорецкой

В Новолеушковской. Полковник Кравченко

Неутешное горе в одном казачьем семействе

2-й Кубанский конный корпус

Настроение хоперцев. В Невинномысской

Приезд генерала Шкуро

Полковник Соламахин и 1-й Хоперский полк

Штандарт 2-го Хоперского полка

Мой отъезд из полка

О наградах (заключение)

О наших начальниках: генералы Шкуро, Шифнер-Маркевич, Соколовский

Краткая «История Хоперцев»

ПРИЛОЖЕНИЯ

Приложение 1. Краткая записка о службе генерал-лейтенанта Фостикова

Приложение 2. Кубанское казачье войско. Военно-административное деление

Приложение 3. О полковой песне 1-го Хоперского полка

Приложение 4. Секретные документы Кавказского фронта красных

Комментарии

Научно-просветительное издание
ДНЕВНИКИ КАЗАЧЬИХ ОФИЦЕРОВ
Составление, научная редакция, предисловие, приложения, комментарии, подбор иллюстраций
П.Н. Стрелянова (Калабухова)
Ответственные редакторы В.А. Благово и С.А. Сапожников
Художественный редактор И.А. Озеров
Технический редактор А.И. Витушкина
Корректор Д.Б. Соловьев
Подписано в печать с готовых диапозитивов 21.11.2003.

Формат 60x90 1/16- Бумага офсетная. Гарнитура «Лазурского».
Печать офсетная. Усл. печ. л. 29,0.
Уч.-изд. л. 29,48 + 3 альбома = 32.12.
Тираж 3 000 экз. Заказ №2171

ЗАО «Центрполиграф»
125047, Москва, Оружейный пер., д. 15, стр. 1,
пом. ТАРП ЦАО

Для писем: 111024, Москва, 1-я ул. Энтузиастов, 15
e-mail: cnpol@dol.ru
www.centrpoligraf.ru
Гуп Московская типография № 2
Министерства Российской Федерации по делам печати,
телерадиовещания и средств массовых коммуникаций (МПТР России).
Тел. 282-24-91. 129085, Москва, пр. Мира, 105

Дневники казачих офицеров Стрелянов (Калабухов)
формат PDF
размер 73 Мб

скачать бесплатно книгу Дневники казачьих офицеров

ПРЕДИСЛОВИЕ

Вниманию читателей предлагается книга, составленная из дневников и воспоминаний казачьих офицеров Русской Императорской армии, участников Белого движения на Юге России — генерал-лейтенанта М.А. Фостикова, полковников ф.И. Елисеева и П.М. Маслова. Событиями трех войн XX века судьба сводила их вместе, затем разбрасывала по фронтам и странам, чтобы вновь соединить в эмиграции через континенты.

Открывают книгу дневники генерала Фостикова, начатые им весной 1918 года в России и законченные в 1921 году в городе Вранье Королевства Сербов, Хорватов и Словенцев, сокращенно СХС (будущей Югославии).

Последний год Великой войны 1914—1917 годов застал Фостикова в должности командира конного отряда — конвоя Великого Князя Димитрия Павловича, находящегося в Персии в ссылке по указу Императора Николая II.

В Гражданскую войну М.А. Фостиков — один из самых доблестных командиров казачьих полков, с 1919 года — активно действующий военачальник дивизионного и корпусного уровня. Только в Гражданской он был более десяти раз ранен и контужен (не считая ранений, полученных в Великой войне). Так, в боях под Царицыном с 9 по 13 сентября, командуя дивизией в чине генерал-майора, ранен четырежды, причем последний раз тяжело.

«Казаки любовно смотрели на своего «генерала Хвостика», как они называли его и, видимо, совершенно не боялись, а только любили и готовы были слушаться его беспрекословно. С ними он провел всю Гражданскую войну, много раз раненный», — вспоминал полковник Ф.И. Елисеев, командир полка во 2-й Кубанской казачьей дивизии Фостикова, а затем ее командующий1.

Несомненный интерес представляет и та часть дневников генерала, в которой скрупулезно, по дням, фиксируются все перипетии документально малоизвестного восстания кубанских казаков против большевиков конца весны—осени 1920 года. В это время Русская Армия уже действовала в Крыму, а отошедшая к Адлеру и Сочи Кубанская армия осталась без своих старших начальников, отозванных к генералу Врангелю (генералы Шкуро, Улагай, Науменко, Бабиев, Муравьев). В апреле большая часть ее капитулировала перед красными.

В последующие месяцы генерал Фостиков, объединив под своим командованием до 25 тысяч человек2, ведет в горах и лесах юго-восточной части Кубани, в Теберде и Карачае партизанскую, а затем и открытую войну с регулярными частями Красной армии.

Прекрасно вооруженным и снабженным красноармейцам противостояли казаки, одетые и вооруженные «как они были» на момент ухода в горы. Начав борьбу в июне месяце в одном только Баталпашинском отделе, к началу августа Фостиков переносит боевые действия своих частей на территорию еще двух отделов — Лабинского и Майкопского. Таким образом, восстание охватило три из семи отделов Кубанского войска.

О том, что генерал Фостиков старался организационно и структурно превратить отряды своей «Армии возрождения России» в регулярные воинские части, говорит тот факт, что сами казаки постановили «нашить всем погоны по цветам частей». (Эти редкие свидетельства того времени представлены в иллюстрациях книги.) А ведь случайное попадание в плен в погонах заканчивалось одним — пулей.

Против большевиков в армии повстанцев вместе с казаками воевали белые офицеры, горцы, учащаяся молодежь, участвовавшая в боях наравне со взрослыми. «Летом 1920 года части армии генерала Фостикова под давлением красных отступали в горы. Взвод пеших казачат, состоявший из воспитанников Майкопского технического училища, не обученный строю, случайно оторвавшийся от своей части и попавший в безлесую полосу фронта, спешно отходил под давлением эскадрона красной конницы. Считавший свою жизнь минутами — этот взвод, под командованием испытанного подхорунжего, сгрудился вокруг него и, отступая широким шагом с предсмертным пением казачьего гимна «Ты Кубань, ты наша Родина», он, в моменты близкие к роковому концу, поворачивался резко кругом, давал 4 — 5 сметающих залпов на наседающих красных, валил из строя их и вновь, подавляя в душе чувство страха смерти, продолжал спешно отходить к лесу...»3

В сентябре более 5 тысяч бойцов повстанческой армии и беженцы под непрерывным натиском превосходящего противника с боями, в тяжелейших условиях, отошли через горные перевалы в Грузию. Фостикову удалось установить связь с генералом Врангелем и получить заверения в скором прибытии кораблей для переброски частей в Крым. На Черноморском побережье казаки были интернированы. Показательно здесь разное отношение к белым казакам со стороны местных властей и военных: если кадровые грузинские офицеры Императорской армии сочувствовали и старались помочь, то «начальствующие» лица и действующие по их приказу солдаты, пользуясь бесправным положением разоруженных людей, измывались над ними, обирали их и морили голодом. К началу октября советская Россия и правительство Грузии договорились о выдаче казаков большевикам. В Гагры уже направлялась «совместная миссия». В то же время транспортам, пришедшим от генерала Врангеля, грузинским командованием не дозволялось пристать к берегу. И генерал Фостиков провел блестящую «сухопутно-морскую» операцию: хитростью и силой, с высадкой десанта и применением оружия ему удалось завершить ночную погрузку казаков на корабли для перехода в Крым.

Дневники заканчиваются описанием завершающих боев Русской Армии под командованием генерала Врангеля на Перекопе, содержат особый взгляд автора на Крымскую эвакуацию ноября 1920 года. Его характеристики некоторых известных генералов и штаб-офицеров Белого движения остаются конечно же выражением личного мнения Фостикова.

Поскольку военная биография генерала Фостикова документально отражена в его послужном списке (см. приложение 1), мы сочли нужным остановиться на тех важных эпизодах его военной службы и жизни в эмиграции, которые там не раскрыты.

Михаил Архипович Фостиков — сын вахмистра и внук офицера Кубанского казачьего войска (ККВ). После окончания военного училища в 1908 году вышел хорунжим в 1-й Лабинский генерала Засса полк ККВ. С 1909-го по 1912 год участвовал с полком в военной экспедиции в Персии4, с началом Великой войны 1914 года он — на Кавказском фронте полковой адъютант5. Весной 1915 года сотник Фостиков отозван в войско и переведен в формируемую Сводную Кубанскую (3-ю Кубанскую казачью) дивизию на Персидский фронт. Командир 3-й сотни 4-го Сводного Кубанского (Ставропольского) полка6 и конного отряда особого назначения до осени 1917 года. После эвакуации 1920 года из Крыма Сводный Кубанский корпус под командованием генерал-лейтенанта Фостикова был размещен на острове Лемнос, откуда через Солоники 1 июня 1921 года прибывает в город Вранье (Королевство СХС). Сдав командование, на протяжении многих лет генерал преподает в сербских гимназиях. После вступления Красной армии в Белград в 1945 году его вызывают в особый отдел, где допрашивают в течение трех суток, но затем отпускают7. Умер М.А. Фостиков 29 июля 1966 года в Белграде, похоронен в городе Стара Пазова (Югославия).

Второй цикл книги — «С Хоперцами» — начинают записки полковника П.М. Маслова, родового казака-хоперца, чья судьба событиями Великой войны и Белой борьбы оказалась тесно связанной с генералом Фостиковым.

Записки Маслова — это короткие рассказы офицера 1-го Хоперского Е.И.В. Великой Княгини Анастасии Михайловны полка ККВ о неизвестных эпизодах боевой работы старейших казачьего и драгунских полков Кавказской кавалерийской дивизии, цровед-ших всю войну 1914 —1917 годов на Западном и Кавказском (и его Персидском направлении) фронтах. По возвращении с войны в Баталпашинский отдел Кубанского войска, весной 1918 года, казаки начинают борьбу против большевиков и продолжают ее в отрядах Шкуро в первых боях с красными на Юге России.

Павел Максимович Маслов родился 6 ноября 1880 года в станице Кардоникской Кубанского казачьего войска. Подхорунжий 1-го Хоперского полка ККВ мирного времени, в Великой войне георгиевский кавалер, за боевые отличия в 1914 году произведен в офицеры, к концу войны подъесаул родного полка. В Гражданской — командир полка в дивизии Шкуро, командир бригады (2-й и 3-й Хоперские полки) в «Армии возрождения России» генерала фостикова в августе 1920 года, войсковой старшина, в Русской Армии командующий 2-м Хоперским полком, награжден орденом Св. Николая Чудотворца 2-й степени.

В эмиграции с 1922 года, служил со своим полком в отрядах сербской жандармерии и пограничной стражи в горах Македонии. По расформировании русских воинских частей — организатор и участник выступлений казаков-джигитов вместе с Ф. Елисеевым, работает техником-испытателем на фабрике авионов (самолетов) в городе Кральево. С оккупацией немецкими войсками Югославии в 1941 году в группе русских летчиков-испытателей перелетел в Алжир и воевал в «Бельгийской Легии». В 1944 году попал в плен, находился в лагере в Австрии. Как белый офицер, он не имел возможности вернуться после войны в титовскую Югославию. Получив пенсию от правительства Бельгии, жил в старческом доме в Брюсселе и умер 1 мая 1974 года.

Продолжают цикл «С Хоперцами» воспоминания полковника Ф.И. Елисеева.

«Федор Иванович Елисеев — не только боевой офицер, но один из наиболее крупных военных историков и мемуаристов русского зарубежья. Он оставил тысячи страниц произведений, посвященных истории полков Кубанского казачьего войска, начиная с предвоенного времени. Собственно, большую часть того, что было написано в эмиграции по истории кубанских частей, составляют именно труды Ф.И. Елисеева. Да и за исключением ряда высших руководителей Белого движения и профессиональных военных историков, пожалуй, никто другой среди русской военной эмиграции не оставил такого обширного наследия.

Свод воспоминаний Ф.И. Елисеева о полках Кубанского казачьего войска, в которых ему довелось служить, по объему, степени подробности и насыщенности фактическим материалом практически не имеет себе равных в такого рода литературе и является ценнейшим источником по истории Первой мировой и Гражданской войн...» (С.В. Волков, доктор исторических наук).

В данную книгу вошли пять тетрадей-брошюр Елисеева — хронологически продолжающие его более ранние воспоминания (Казаки на Кавказском фронте. 1914—1917 гг. М.: Воениздат, Редкая книга, 2001; С Корниловским конным. М.: ACT, Астрель, 2003).

В них командир Хоперских полков в 1919 году повествует о лихих, сокрушающих рейдах прославленных казачьих корпусов Мамантова и Шкуро; об отступлении с тяжелыми боями от Воронежа до Кубани; приводит боевые расписания казачьих частей; ярко выписывает образы старших военачальников — А, Г. Шкуро, К.К. Мамантова, Н.Г. Бабиева, В.Г. Науменко, A.M. Шифнер-Маркевича, Н.П. Калинина, офицеров и рядовых казаков.

Генерал Шкуро был первым героем и любимым начальником для казаков. Но вот как описывает освобождение от красных Екатеринослава местный житель:
«Легкой рысью проносились по проспекту сотни казаков; добродушные улыбки кубанцев, загорелые лица офицеров, часто мелькающие беленькие Георгиевские крестики на груди и бесконечный восторг, неимоверное счастье освобожденных людей...
Увидев молодого генерала, идущего впереди бесконечной ленты конных войск — толпа забыла печаль прошлой ночи... Прилив твердой веры и новые надежды охватили исстрадавшихся людей. Генерала забрасывали цветами; молодые и старые женщины, крестясь и плача, целовали стремена принесшего освобождение генерала. И впервые, после трехнедельного молчания, зазвонили церковные колокола.
...Еще вчера неизвестная фамилия Шкуро сегодня стала ореолом освобождения и надеждой на восстановление Родины».

Отобразив документально ход ожесточенных сабельных сражений в центральных губерниях России, сам непосредственный участник тяжелых боев под Касторной Елисеев приводит численное соотношение белых и красных соединений, тем самым «изнутри» оппонирует Буденному, восхваляющему победы красной конницы в книге «Пройденный путь». Впрочем, красный маршал не раз ставит себя в курьезное положение, описывая гибель «зарубленных конно-армейцами белых генералов» (оказавшихся потом живыми и невредимыми и проживавших в эмиграции) или многократно преувеличивая силы и вооружение белых частей — видимо, для вящей славы.

Конечно, хватало среди казаков и тех, кто воевал на стороне большевиков; по словам донского урядника, сказанным Елисееву, «и наших сволочей-донцов немало у красных!». Были ли это уже казаки ?!

Хватало и таких, кто, вернувшись к нормальной, зажиточной жизни при белой власти, жизни по законам, не желали терять нажитое поколениями и отступать по Кубани с армией — «ведь всего не унесешь с собою?., а одному бежать — какой смысл?» — предпочли мириться с большевиками. Что с ними стало?!.

Большевики все брали бесплатно и под угрозой. «Мы — народная армия!.. Нашим лошадям нужен фураж. Давайте его нам немедленно же!.. А нет — сами возьмем! А когда прогоним золотопогонников — всем вам будет легче жить. А пока — делайте жертву!» — говорили они крестьянам, и те, ненавидя их и боясь, давали все, что требовали.

«Должен подчеркнуть, — пишет Елисеев, — что воронежские крестьяне были настроены исключительно активно против красных. Как жаль, что эта сила не была использована».

И как трагический эпилог к уничтожению русского мужика еще в годы Гражданской войны, как жуткое горе Ф. Елисеев приводит слова-стон простого старого солдата при отступлении белых. «Э-эх, господин полковник! — чисто по-крестьянски выдавил он из себя. — Проп-пала Рас-сея... проп-пало все... хрестьяне... семья!» — как-то особенно, с надрывом выкрикнул он, прапорщик из крестьян». Тогда казалось, что «это есть наши временные неудачи»...

Кадровый офицер, блестящий знаток казачьей формы и оружия, структуры и истории казачьих полков, Елисеев в своих работах всегда обращает внимание на эти детали. Любовь к форме и привычка носить ее «нарядно» даже в смутное время Гражданской чуть не сыграли с ним злую шутку при встрече с донскими казаками, не поверившими ему.

Он дает довольно редкое описание и боевую работу «Волчьего дивизиона» — любимого детища и личного конвоя генерала Шкуро. Вступив в должность командира хоперцев и столкнувшись с полным неведением молодыми офицерами военного времени и офицерами неказаками полковых традиций и песен (см. приложение 3), Елисеев рассказывает им «историю хоперцев», старается воспитать в офицерах гордость за свой полк.

Уезжая через несколько месяцев по переформировании кубанских частей на фронт, провожаемый всеми офицерами-хоперцами, «часть своей души он оставлял в этом полку...».

Федор Иванович Елисеев родился 11 (24) ноября 1892 года в станице Кавказской Кубанского войска в казачьей семье. Семнадцати лет от роду вступает в службу вольноопределяющимся в 1-й Екатеринодарский кошевого атамана Чепеги полк ККВ. В 1910 году поступает в Оренбургское казачье училище и оканчивает его взводным портупей-юнкером с двумя золотыми жетонами за джигитовку и гимнастику. В 1913 году выходит хорунжим в 1-й Кавказский наместника Екатеринославского генерал-фельдмаршала князя Потемкина-Таврического полк ККВ в Туркестанский военный округ (город Мерв). С началом Великой войны на Кавказском фронте (19 октября 1914 года) Елисеев непрерывно в строю: младший офицер сотни, полковой адъютант, командир сотни на Западном фронте (Финляндия), награжден шестью боевыми орденами до ордена Святого Владимира 4-й степени с мечами и бантом включительно.
По возвращении казачьих частей на Кубань — активный участник восстания против большевиков в Кавказском отделе в марте 1918 года, командир конного отряда. Летом того же года вступает в отряд полковника А. Г. Шкуро и начинает свою боевую работу в Белом движении. С сентября 1918-го и по май 1919-го он в Корниловском конном полку: командир сотни, затем командир полка, четыре раза ранен. После командования Хоперскими полками (о чем рассказано в этой книге), с января 1920-го, командир 1-го Лабинского полка и командующий 2-й Кубанской казачьей дивизией (Улагаевской) при отступлении с боями к Черному морю и капитуляции Кубанской армии под Адлером и Сочи в апреле 1920 года.
Плен, лагеря и тюрьмы в Екатеринодаре, Костроме, Москве и Екатеринбурге, откуда Елисеев бежит в Олонецкую губернию и летом 1921 года переходит границу с Финляндией.
Атаман Финляндско-Кубанской станицы, работал на лесопильной фабрике. В октябре 1924 года, получив визы, вместе со своими казаками отбывает во Францию. В 1925 —1926 годах он — организатор и главный участник джигитовки под руководством генерал-лейтенанта Шкуро в Париже и в турне по странам Европы.
В городе Виши полковник Елисеев назначается представителем Кубанского войскового атамана генерал-майора В.Г. Науменко начальником армейской рабочей группы РОВС, активно помогает Русскому зарубежному союзу военных инвалидов генерала от кавалерии Н.Н. Баратова. С 1933-го по 1939 год Елисеев — руководитель группы джигитов в «кругосветном турне» по Индии, на островах Ява, Борнео, Филиппинах, в Индокитае, Бирме, Сиаме, Малайе, Сингапуре и других странах.
В 1937—1938 годах, проживая в Шанхае, он назначен представителем Кубанского атамана на Дальнем Востоке для установления и поддержания связи с возглавителем дальневосточной эмиграции атаманом Г.М. Семеновым.
В 1939 году на острове Суматра Ф.И. Елисеева застает Вторая мировая война. Как офицер союзной армии по Первой мировой войне, он вступает офицером во французский Иностранный легион в Индокитае, участвует в боях с японцами. В 1945 году, прикрывая отход батальона легионеров в арьергарде и спасая раненого товарища, сам дважды раненный, попадает в плен. Ему шел 53-й год, это была его третья война. После освобождения в 1946 году возвращается во Францию. За службу и боевые отличия в Легионе Елисеев награждался девять раз, в том числе орденом Круа де Герр (Военного Креста) 2-й степени с золотой звездой на ленте.

В 1947—1948 годах работал с группой джигитов в Голландии, Швейцарии и Бельгии. Когда он слез с седла, ему было 56 лет. Еще во время поездок по странам Юго-Восточной Азии Ф.И. Елисеев закончил писать свой труд (5000 страниц), посвященный истории полков ККВ и военной истории казачества.
Перебравшись в 1949 году в США, он публикует основные свои работы. Всего было выпущено на ротаторе более девяноста брошюр (2500 страниц), так и не изданных в виде книг. Брошюры рассылались по подписке, а старикам в богадельни — бесплатно.
Умер Федор Иванович Елисеев 3 марта 1987 года в Нью-Йорке на 95-м году жизни.

Первая обработка рукописных дневников генерала Фостикова была осуществлена его сыном Борисом Михайловичем и внуками. Один экземпляр дневников передан сыном генерала составителю этой книги в Белграде в декабре 2001 года для публикации в России.

Записки полковника Маслова были также подарены составителю сыном полковника — Александром Павловичем. Обоим дарителям приношу сердечную благодарность.

Дневники М.А. Фостикова и П.М. Маслова никогда не публиковались. Брошюры Ф.И. Елисеева «С Хоперцами от Воронежа и до Кубани. 1919 —1920» выходили в США на ротаторе в 1961 — 1962 годах и представляют собой библиографическую редкость.

Необходимо отметить, что как в обработанных, так и в рукописных записках наличествовало не всегда верное (по объективным причинам) написание многих географических названий и имен участников боевых действий. Это потребовало привлечения дополнительных архивных источников, и очевидные ошибки были исправлены. При этом датировка событий авторов и их стиль сохранены.

Практически все фотографии, вошедшие в книгу, публикуются впервые. Большая их часть передана нам сыновьями авторов; снимки с Кавказского и Персидского фронтов Великой войны — из семейного архива составителя.

В комментарии включены краткие биографические сведения о лицах, упоминаемых в дневниках и воспоминаниях. Данные о старших офицерах Белого движения, неказаках, любезно предоставлены составителю доктором исторических наук С.В. Волковым.

В приложении 2 приведено военно-административное деление Кубанского казачьего войска на 1920 год и перечислены населенные пункты тех отделов, на территории которых вела боевые действия армия генерала М.А. Фостикова.

В приложении 4 представлены секретные документы Кавказского фронта красных из Российского государственного военного архива (РГВА), содержащие сведения о применении репрессий в казачьих станицах, поддержавших «Армию возрождения России».

П. Стрелянов (Калабухов)

1 Елисеев Ф.И. Лабинцы и последние дни на Кубани. Нью-Йорк, 1962, ротатор, бр. 1, с. 23.

2 По данным самого М.А. Фостикова. В военно-исторической литературе эти цифры варьируют от 3 до 30 тысяч. Анализ численности «Армии возрождения России», проведенный составителем по дневникам генерала, позволяет говорить о 9—10 тысячах. Общая численность повстанцев, вместе с отрядами, напрямую не подчиненными Фостикову (из-за слабой связи и удаленности), но действующих в том числе по его приказаниям и самостоятельно боровшихся с большевиками, могла достигать на разных этапах восстания 12 и более тысяч человек.

3 Елисеев Ф.И. На берегах Кубани. Нью-Йорк, 1957, ротатор, бр. 3, с. 7.

4 Стрелянов (Калабухов) П.Н. Неизвестный поход. Казаки в Персии в 1909 — 1914 гг. М.: Рейтаръ, 2001.

5 Елисеев Ф.И. Казаки на Кавказском фронте. 1914—1917. М.: Воен-издат, Редкая книга, 2001.

6 Стрелянов (Калабухов) П.Н. Корпус генерала Баратова. М., 2002.

7 Кубанский войсковой атаман В.Г. Науменко в своих дневниках приводит списки кубанских генералов в эмиграции. 21 января 1947 года он отмечает: «В безвестном отсутствии... Ю.Фостиков», а 14 ноября 1948 года «...9. Фостиков — имеются сведения, что расстрелян немцами в Пазово» // Из архива Кубанского Войскового Атамана генерал-майора В. Г. Науменко. Дневники №№ 31, 35, машинопись.

Просмотров: 13469

Комментарии к этой статье:

Комментарий добавил(а): иванов
Дата: 2012-03-17

Обычный бинокль: там, где белые - окулярами прямо, там, где красные - перевернули наоборот

Комментарий добавил(а): петров
Дата: 2013-11-02

больше всего удивляет та легкость с которой материалы были добровольно переданы незнакомому человеку сыновьями белых офицеров и то, как этот человек используя эти материалы заявляет о своих эксклюзивных правах на них

Добавить ваш комментарий:

Введите сумму чисел

2009-2016 historymania.info
коллекционирование
Исторические ревю